Математика и секс
Май 14th, 2013

Детство в 90-е

Некоторые читатели просили меня рассказать о моем детстве. Я долго отнекивался, а тут вдруг в голове включилась ностальгическая волна — решил, а почему бы и не написать. Никакого нарратива тут не получится, поскольку детство приходит в памяти отдельными короткими и яркими воспоминаниями, а не связным куском текста. Поэтому эта заметка будет чем-то вроде «20 фактов обо мне», без какой-либо логики или хронологического порядка, бессвязно, без логического завершения, без морали. В точности как это сейчас часто и принято в блогах.

Самое яркое воспоминание детства — это когда от нас ушел отец. Мне тогда было 7 лет, жили мы довольно богато. Отец еще в СССР был главным бухгалтером в Министерстве Машиностроения, а после подался в крупный бизнес. Мы ни в чем себе не отказывали, но примерно в 91-ом году он начал спиваться. Я отлично помню его рассказы о совещаниях и симпозиумах, а так же многочисленных гостей у нас дома — крупных чиновников и политиков. Все они пили беспробудно, возлияние было обязательным ритуалом любого министерского мероприятия. Но все эти чиновники как-то держались и не скатывались в алкоголизм. Отец не удержался. Мы в один миг превратились из семьи зажиточной в семью малоимущую.

Хотя на самом деле он не совсем ушел — его выгнала мать как раз за алкоголизм. В ночь, когда это произошло, мама сказа, что папа уехал в командировку. Наверное, думала, что я дурак. В ту ночь у меня была самая сильная истерика в жизни. После этого у меня начались нервные тики и меня водили к психиатру, который давал мне таблетки, от которых я на какое-то время впадал в полный ступор и не реагировал когда ко мне обращались. Потом таблетки прекратились и я вроде как стал нормальным.

Вообще истерил в детстве я довольно много. В основном с целью влиять на маму. Я многократно объявлял голодовки (честно держал их 2 дня), разбивал сам себе нос и губы кулаками и о стену. Почти никогда мой протест не имел успеха — вместо того, чтобы поддаваться и идти на уступки, мама выдвигала ультиматумы, что если я не прекращу насилие над собой, то она отправит меня в психушку.

Помню однако, что я никогда ничего не просил мне купить, все мои требования были лишь политическими — отодвинуть срок, когда надо отправляться спать, смотреть телевизор больше положенного времени, амнистировать какое-то другое наказание и выпустить условно-досрочно из угла. Исключений из этих политических требований я помню только два: в 7 лет я уговорил родителей купить мне компьютер (отец тогда еще жил с нами), а так же чуть более в раннем возрасте я уговорил родителей купить мне трансформер.

Вообще обладать трансформером всегда было моей самой большой мечтой после компьютера — а это китайское говно, весьма дорогое, сломалось через несколько дней использования. Это была вторая крупная детская моя истерика, которую я запомнил, после ухода отца. Родители тянули с покупкой несколько месяцев, у всех в классе были трансформеры, и сам механизм поражал мое воображение. То чувство горечи утраты, когда у трансформера отломилась нога, я запомнил как одно из самых ярких за всё мое детство. Производителей некачественных детских игрушек, которые впариваются втридорога в цветной упаковке, а потом ломаются, я бы расстреливал без суда и следствия.

Еще я помню, как во дворе через дорогу рос высокий красивый цветок с толстым стеблем, и я питал к тому двору страшную ненависть — у нас росла лишь какая-то трава. Однажды я пришел в тот двор и тот цветок поломал и растоптал.

Из тех же соображений я бил стекла в подвалах и на чердаках. Было желание бить так же стекла и в квартирах на первых этажах, но я так и не осмелился.

Помню, я кидал всё что можно в костры. Найденные или украденные из дома патроны, куски шифера, бутылки — всё что имело хоть какой-то потенциал взорваться, отправлялось в огонь. Впрочем, из всех взрывов, я почему-то запомнил только взрывающиеся в костре куски черепичной крыши. Кидать всё подряд в костры было общим развлечением детворы, и довольно регулярно в новостях проскакивали сводки о том, как кому-то то руки оторвало, то голову. Из моей среды никто так и не покалечился, что в общем-то чудо — сейчас я понимаю, что в детстве десятки раз был в шаге от гибели или инвалидности. Дуракам всё таки действительно везет.

Третья моя крупная детская истерика, которую я запомнил, была как раз из-за того, что я развел огромный костер в дачном дворике и прибежал к родителям похвастаться, что уже вот-вот огонь разгорится и сожжет и дом, и машину и деревья. Тогда я действительно чуть нас всех не спалил, но то что такой крутой костер затушили — было безумно обидно.

Однажды я поджег кресло в квартире. Регулярно жег зажигалкой тюлевые занавески в комнатах — в них очень смешно образовывались дырочки. Когда родителей не было дома, я на кухне жег целлофановые пакеты и резину. Я на самом деле очень теперь боюсь заводить детей, не дай бог будут расти такими же как и я.

Помню, ребята во дворе смастерили дымовуху, напихав в старую куклу каких-то горючих материалов. Мы кинули её в шахту лифта, а в самом лифте остановили какого-то деда, который сидел запертый в дыму, пока не приехали пожарные. Наблюдая спасательную операцию, мы были счастливы успеху нашей дымовухи, и тому, что на нас никто не подумал. Я помню, что это не только мы были такими — все дети вообще были тогда жестокими ублюдками. Впрочем, сейчас вроде бы ничего не изменилось особо в этом плане, но я не могу быть полностью уверен.

Кстати, я до конца школы скрывал ото всех тот факт, что живу без отца, хотя в нашем классе из 30-ти человек я могу вспомнить лишь двоих из полноценных семей. Но после шока, пережитого в детстве, я очень этого стыдился, хотя глядя на некоторых отцов, можно было бы подумать, что неполноценная семья — это даже лучше. Так, отец одного моего школьного товарища рассказывал мне о зоне. С тех пор я знаю, что в тюрьме нельзя играть «на просто так», потому что «в жопу выебут», нельзя заговаривать с петухом чтобы не запомоиться (слово «зашквариться» появилось намного позже), а так же знаю как ответить на вопрос про два стула с «пиками точеными и хуями дрочеными, на какой сам сядешь на какой мать посадишь», когда меня посадят на зону.

Сына своего тот мужик не любил — считал его лохом. А ко мне хорошо относился.

Внутренне же я всегда в школе был ссыклом и тихоней. Именно попытка пересилить страх всегда толкала меня первым проверять тарзанки и лезть в драки. К концу школы я таким образом успел заработать пять серьезных сотрясений мозга. Были, впрочем, ребята, которые лезли проверять новые тарзанки впереди меня. Я думаю, что на самом деле они были еще большим ссыклом, чем я, и тоже пытались что-то доказать себе и окружающим.

Еще в 13 я был футбольным фанатом. Футбол ненавидел, игры не смотрел, футболистов не знал и заочно не любил, но в угоду моде утверждал, что «болею за Динамо». Такой же глубины футбольным фанатизмом обладал мой сосед по парте, азербайджанец. Только болел он за Спартак. По этой причине однажды на уроке русского языка мы договорились драться после уроков один на один, чтобы выяснить, чья команда круче.

Он занимался карате, а я был доходягой. В первые минуты боя я умудрился разбить ему бровь, после чего он меня свалил, мои руки оказались у меня за спиной, а он сел мне на грудь. Ни освободиться из этого положения, ни как-то защититься я не мог. Он спрашивает:

— Сдаешься?

— Нет.

Серия ударов в лицо. Опять:

— Сдаешься?

— Нет.

Так продолжалось очень долго. Кровью я чуть ли не захлебывался, дышать было невероятно трудно. Хуже было психологически — вокруг толпились одноклассники, в том числе самые красивые девочки класса. Я понимал, что бой проигран, но сдаться не мог. В какой-то момент я всё же проявил слабину и на вопрос «Сдаёшься?» ответил утвердительное «Да». Мой оппонент этого то ли не услышал, то ли не захотел услышать. Спросил опять:

— Сдаешься?

— Нет, — срочно одумавшись, снова ответил я.

Я думаю, если бы в то время были телефоны с камерами, то я бы стал звездой какой-нибудь телепередачи с Малаховым, или по крайней мере Ютуба.

Продолжался «бой» сорок минут — начиная с момента как мы вышли с урока, до следующей перемены, когда из школы вышли другие, более старшие ребята, такие же «неславяне» как и мой оппонент, и разняли нас. Забавно, что в этой истории моя мама запомнила, что меня избил «черный», а я запомнил ребят, которые разняли, и одноклассников, которые стояли и смотрели.

Один из парней, который тогда нас разнимал и тащил меня практически бессознательного к школьной медсестре, два года назад попал в аварию и с тех пор лежит парализованный. Он очень хороший человек.

Еще я помню, что всем врал о своих отношениях с девушками. Вначале я говорил одноклассникам, что лишился девственности в 12. Потом в 14. На самом же деле лишился я ее в 17. Помню, что так же врали все мои одноклассники.

А алкоголь я пить начал только в 14. В 90-х это считалось уже слишком поздно — почти все начинали пить раньше. Незадолго до того, как я начал пить сам, в другом классе умер от водки мальчик 12-ти лет — не выдержал организм. В школе этому событию уделил внимание только физрук. Он сказал, что мы все потенциальные наркоманы и алкаши, и что если не хотим подохнуть, то нам не надо пить и употреблять наркотики. Сам он был при этом алкашом, как говорили, хотя пьяным я его не видел.

Если рассказывать детали о школе, то может показаться, что эта школа была какой-то специальной коррекционной для каких-то малолетних отморозков. Когда мы перешли в 9-ый класс, классный руководитель прочел нам лекцию о том, что с 14-ти лет начинается уголовная ответственность, и что теперь нам наши выходки не сойдут с рук. Насколько я знаю, в других школах было хуже, наша считалась очень даже не плохой.

Примерно в то же время произошёл первый громкий теракт на территории Москвы — взорвали дома на Каширском шоссе. Это было очень страшное время. Сейчас к терактам все уже привыкли и не обращают на них внимания, а тогда и я, и очень многие дети действительно боялись, что следующим домом взорвут наш, и быть погребенным под завалами было страшно.

По телевизору рассказывали истории о том, как жильцы домов самоорганизовывались в народные дружины и дежурили ночами во дворах и у подъездов с целью предотвратить новые теракты. Это по-моему был единственный случай за всю жизнь, что я помню, чтобы власти сами призывали людей организовываться. Я хотел вступить в такую дружину, уговаривал маму участвовать в организациях, но на деле ни в нашем районе ни в соседнем никаких организаций по охране домов не было. Я рвался сделать всё сам и следить за террористами на улице один, но мама не выпускала меня ночью. Говорила: «Взорвут — значит взорвут. Отмучаемся наконец».

В связи с терактами я запомнил сюжеты по телевизору — на экране нельзя было увидеть трупов или кусков тел, зато показывали детские игрушки на руинах. Эти сюжеты производили сильнейшее впечатление. Может быть где-нибудь ночью на маргинальных каналах трупы и показывали, но я этого не видел. Сейчас мозги и кишки, дырявые головы и оторванные конечности показывают по всем каналам, и все относятся к этому равнодушно. Хотя девяностые были страшными и дикими временами (что в детстве, впрочем, совершенно не ощущалось), я считаю, что люди тогда были намного чище, чем сейчас, хотя и в то время эта чистота была весьма относительна.

Одной из главных ценностей детства была порнография. Её было ничтожно мало, и как объект для мастурбации мы использовали любое изображение фрагмента женского тела. Нам тогда было 11-12 лет, я как раз в то время впервые в жизни кончил. Мы покупали жвачки с вкладышами, на которых были изображены обнаженные девушки, лишь для того, чтобы на них дрочить. Мы смотрели музыкальные клипы и рекламу, чтобы дрочить на короткие юбки и на чулки. Мы дрочили на фрагмент в фильме «Горячие головы», в котором какой-то мужик капал мёдом на живот какой-то бабе, причем, насколько я помню, никаких половых признаков женщины в фильме показано не было. Поскольку видеокассет и видеомагнитофонов было мало, мы собирались втроём-вчетвером на квартире у одноклассника и дрочили все вместе.

В плане онанизма я был самым скромным. Из-за фимоза у меня не открывалась головка, и из-за этого я никогда не снимал штанов, когда дрочил при одноклассниках. Очень стеснялся и никому не показывал свой член. Остальные одноклассники не стеснялись. Помню, мы устраивали соревнования кто быстрее кончит. Некоторые одноклассники пробовали сперму на вкус. Я не пробовал — мне было противно. Впервые вкус спермы я узнал лишь в 27 лет — я кончил девушке в рот, она сглотнула, и мы тут же стали целоваться. Но привкус остался.

Я вообще думаю, что дефицит порнографии и повсеместное распространение уголовной субкультуры в 90-е стало причиной нынешней повальной гомофобии и борьбы за нравственность с повальным же распространением различных опасных сексуальных девиаций. Недоступность и запретность порнографии и сексуальной темы породила огромное количество фетишистов и людей с сексуальными комплексами, а уголовная субкультура сделала многие вполне невинные фетиши и шалости запретными. В итоге у нас сейчас все поголовно гомофобы, но те же гомофобы из своих гомофобских побуждений, как только считают, что им предоставилась такая возможность, занимаются в первую очередь гомосексуальным насилием, нередко различными предметами и с особой жестокостью, например в тюрьмах, или же вообще просто так, как в недавнем случае в нацистом Боровиковым или убийством Владислава Торнового.

О школе у меня остались очень негативные воспоминания. Два главных воспоминания — тотальное невежество учителей (за редким исключением), и тотальное лицемерие. В лицо это «любимая учительница», за стенами класса «старая сука». Лицемерили и сами учителя — плели интриги между собой, в которые вплетались дети. Либо ты любимый ученик у учителя по русскому языку, либо у классного руководителя. Некоторое количество неудачников не любили оба учителя, самые же лживые, лизоблюдские и лицемерные ученики были любимчиками у обоих. Для этого надо было ругать одного учителя и хвалить в лицо другого и наоборот в зависимости от урока. Родителям моих друзей классный руководитель рассказывала, что я на них плохо влияю, и советовала им со мной не общаться. Моей маме классный руководитель говорил то же самое про моих друзей. Это видимо была её месть за то, что я не участвовал в школьных спектаклях, которые для классного руководителя были очень важны. На вручении аттестатов она меня единственного назвала не по алфавиту, а где-то в конце списка.

Некоторые учителя были прекрасными методистами, некоторые были идиотами. Одна учительница по математике рассказывала нам неправильный способ умножения чисел в столбик. Она просто сама не поняла алгоритм по которому умножаются числа, и преподавала нам его в соответствии со своим представлением. При всех разговорах о сильном советском образовании, большая часть родителей, даже зная, чему учат в школе на математике (тогда очень многие мамы проверяли уроки у детей), не заметила никакого подвоха в вычислениях. Скандал подняла моя мама и мама моего друга, после чего учительница по математике сказала, что «это был новый научный метод умножения, его еще не успели широко апробировать, и видимо она поспешила с его внедрением».

Другая математичка была прекрасным педагогом и математиком. Её все обожали и любили у неё математику, но любили так же над ней и подшутить из-за смешной нерусской фамилии и имени. Продержалась она чуть больше года, а потом у неё видимо сдали нервы — она резко превратилась в самого равнодушного, несправедливого и циничного преподавателя. Орать начала больше всех других учителей вместе взятых, полезные знания, которые она нам сообщала, стали стремиться к нулю.

Был прекрасный учитель английского. Материал знал отлично, доносил его великолепно, отношения с учениками у него складывались прекрасно. Его очень уважали и родители, и дети, и другие учителя. Он продержался год, а потом очень быстро спился. Он пришел работать в школу сразу после института, был наверное самым молодым учителем, всегда ходил в пиджаке и галстуке. Когда он начал пить, то бывало такое, что он просто спал в классе на стуле несколько уроков подряд. Ученики заходили на перемене и уходили, он этого даже не замечал. Когда почувствовали его безобидность и свою безнаказанность, то на его пиджаке мы стали рисовать мелом, в волосы вытряхивали мусорное ведро. Естественно, что я был в этом в первых рядах. Когда ему спящему уже отвешивали откровенные подзатыльники, он реагировал лишь отрывочными невразумительными фразами типа «Ааа, ребята, как вы сюда попали, где мама?», и дальше проваливался в сон.

Потом его уволили и он не мог найти работу. Через какое-то время он приходил в школу, околачивал все кабинеты, часами сидел на первом этаже, улыбался детям (вообще был один из самых улыбчивых и доброжелательных людей того времени, что я запомнил), умолял взять его обратно, обещал, что больше не будет пить. Взяли, а он опять спился. Его опять уволили и он опять сидел неделями возле школы и караулил учителей, завуча, директора, чуть ли не на коленях умоляя дать ему работу. Потом пропал. В то время детям это всё казалось очень смешным.

По обществоведению мы разбирали разницу между коммунизмом и демократией. Коммунизмом называлось «когда в магазине мало продуктов, но всё можно купить», а демократией «когда продуктов много, но денег чтобы их купить нет». На таком примерно уровне мы обсуждали что из этого хуже.

Географичка была молодой, красивой и с огромными сиськами. Я был в неё влюблен, и как и все мелкие мальчишки, выражал свою влюбленность отвратительным поведением. Я забирался под парту и заглядывал ей под юбку, срывал уроки, орал, говорил ей, что женюсь на ней когда вырасту, бил её по заднице при классе, несчетное количество раз она вызывала директора только из-за меня одного. Мне тогда было лет 11. Потом она стала глубоко верующей, стала ходить в платке и с прочей религиозной атрибутикой. Иногда мне кажется, что к этому я отчасти приложил руку.

Аналогично было с учительницей по английскому, но уже в возрасте 14-ти лет. Я тогда проявлял чувства уже не так бурно и ярко, но тоже довольно глупо. Отпрашивался в туалет, выкуривал там сигарету, а последнюю затяжку делал уже около класса. Входил в класс и выпускал дым чуть ли не ей в лицо. На её бурное возмущение отвечал высокомерно: «Да мне просто покурить приспичило от нервов, чего ты кипишишься-то?».

Это было примерно то же, почему мальчишки дергали девчонок за косички, просто я шёл дальше всех и не останавливался даже перед учителями. За косички я девок тоже дергал, но так же плевал им в лицо, хватал за задницы, кидал жвачку в волосы, одной девочке разорвал штаны, потянув за задние карманы. Часто говорят, что девочки развиваются раньше мальчиков, так вот я считаю что это неправда: мы с одноклассниками уже в 10-11 лет знали в точности, чего мы хотим от женщины.

Самая большая утрата детства — прогул занятий в день, когда случилась драка между двумя моими одноклассницами, очень красивыми девочками. Как мне рассказывали, они таскали друг друга за волосы, порвали друг на друге кофты и лифчики и дрались прямо в школе тряся голыми сиськами. До сих пор жалею, что не увидел.

Еще один одноклассник однажды наблевал прямо на уроке на парту, упал в собственную блевотину и так и заснул пьяный. Его отстранили от занятий на неделю — он сразу же приобрел огромный авторитет и уважение в среде ребят.

Многим одноклассникам родители давали деньги на булочки, а они покупали на них пиво и сигареты. Мне мама предлагала давать деньги на булочки, но я отказывался. Вместо этого я докуривал бычки, стрелял сигареты и подбирал пивные бутылки из мусорных ведер, допивая из них алкоголь.

Когда я только начал курить, а мне тогда было 14 лет, меня сразу же застукали за этим занятием. Я не растерялся, и сказал маме, что курю уже два года, зависимость у меня очень сильна, и так что бороться с моим курением бесполезно, лучше смириться. Мама сказала, что раз уж курю, то надо, чтобы я курил не дерьмо какое-нибудь, а хорошие сигареты. Она сама стала покупать мне «Парламент» (либо давала деньги на сигареты, точно я уже не помню), но при условии, что не буду раздавать сигареты, потому что они дорогие. В итоге в школе я курил Яву, Приму, Союз Аполлон и Беломорканал, причем чаще всего стрелял, а дома курил Парламент. Когда ребята узнали этот факт, меня стали в шутку называть «жидом».

Примерно в 16 лет я купил у знакомого боевой пистолет. Он скорее всего нашел его где-то в луже, а мне же рассказывал блатную историю происхождения ствола. Я повсюду ходил с ним, а потом этот пистолет у меня отняли менты, когда я им пьяный где-то размахивал на людях (патронов к нему у меня не было). Просто посмотрели  пистолет и отняли — не составляли ни протокола, ничего. Обычный такой гоп-стоп, где менты меня по сути ограбили. Видимо, ценность обладания личным стволом с точки зрения денег и карьеры для патрульного была выше, чем возможное заведение уголовного дела в отношении подростка.

К окончанию школы я уже окончательно связался с блатной компанией, и одноклассников не признавал за достойных людей, считая, что моя карьера будет пролегать через зоны и авторитет братвы. Из этих соображений даже не пошел на выпускной бал. Выпускной тогда позиционировался не столько как «вступление во взрослую жизнь», сколько первая взрослая пьянка. Хотя пили все и до этого и намного раньше, в том числе самую дешевую водку, в том числе и с учителями. В основном это происходило в загородных поездках с классом, в которых я так же никогда не участвовал.

Каких-то радостных воспоминаний о школе у меня не осталось. Аттестат я потерял. Когда школу сносили, то в последний день, пока полуразрушенное здание еще стояло, я пробрался на территорию и обоссал там вместе с бывшими одноклассниками всё, что позволяли обоссать наши мочевые пузыри. Честно говоря, немного стыдно. Мне тогда уже было примерно в районе 23 лет.

Дворовая компания у нас была многонациональной, но о национальности никто не думал. Никакого даже намека на национализм в детской среде не было. Мы знали, что Эльдар, Иса и Риад азербайджанцы, Олег грузин, Артур армянин, Юля еврейка, а Диляра и Неля вообще не пойми кто, не говоря уже о Нубарике, но нам это было неважно — мы все ощущали себя равными, одинаково учились в школе, гуляли в одной компании, дружили все вместе.

Какие-то национальные стереотипы и вражду закладывали в голову вначале взрослые (именно от них дети узнавали такие слова как «жид» или «хач» и чем это плохо), а затем субкультура. Появились скинхеды и расистски настроенные футбольные фанаты, которых было хоть и немного, но тем не менее само их существование заставляло говорить нас о расовых вопросах. Вероятно, всё это было и раньше, но для нас это стало известным в возрасте 11-ти лет. Тогда чистота расы касалась только негров, которых на самом деле было днем с огнем не сыскать и рэперов, которые слушали «музыку черных», а среди самих футбольных фанатов и скинхедов было полно кавказцев и азиатов — отдельным скинхедам это казалось неприемлемым, но в целом это была нормальная ситуация. Тот же азербайджанец, с которым я дрался, выступал за чистоту белой расы, относя себя однозначно к белым. Опять же потому что это было модно у футбольников и никто не видел в этом противоречия — в действительности все этносы и расы, кроме негров, которых никто никогда не видел, были едины.

Первые ощутимые ксенофобские настроения среди детей нашего района и подростков в отношении именно кавказцев начали возникать, когда в Москву стали приезжать беженцы из Чечни. Именно по тому что я видел во дворе, я запомнил две волны беженцев. В первой волне были в основном женщины и маленькие дети — забитые нищие люди, живущие в каких-то видимо совершенно нечеловеческих условиях. От них воняло, их одежда была грязной, они избегали общения с кем-либо. Не знаю как к ним относились взрослые, но дети знали, что они «воюют против русских», плюс они были очень удобной мишенью для травли. В школе травили детей за бедную одежду и смешную фамилию, а тут подвернулись вообще идеальные объекты для преследования — нищие женщины и маленькие девочки, которые никогда не смотрели в твою сторону, общались очень тихо, были совершенно безобидны, часто от оскорбительного выкрика сразу поспешно скрывались из виду, никогда не смели сказать тебе слова. Помимо простого удовольствия от травли того, кто слабее нас, мы ощущали в этом справедливость — ведь они были нашими военными врагами, как мы тогда считали. Стыдно, но я в этом тоже участвовал.

Вторая волна чеченских беженцев была уже совсем другой. Наши ровесники, чеченцы лет 14-16 открыто говорили, что нас презирают, что мы свиньи, бывало лезли в драки, хотя физические конфликты были очень редки — они умели ставить себя так, что все в округе знали, что они сильнее, и с ними просто боялись затевать реальные конфликты. Драки русских между собой случались в десятки раз чаще. У новых чеченцев было много денег — всем было известно, что они платят взятки в школе и ментам, о чем сами же они и  рассказывали не без доли пафоса. Они ставили себя в оппозицию абсолютно всем — их ненавидели все национальности. Общались конечно, вращались в одной компании, но в то же время и боялись. Физически они были гораздо сильнее любого из нас и гораздо агрессивнее, но перед их агрессией практически все пасовали. Дружбу они водили только с парочкой крайне отмороженных русских типов, которые впоследствии отправились топтать зоны за убийства. Прямых стычек с чеченцами никогда не было кроме каких-то отдельных конфликтов, но то что они презирали нас, а мы их — это было фактом.

Показательным был случай, когда в США взорвали башни-близнецы. Сразу после этого чеченские дети принесли в школу букеты цветов, всем встречным девушкам дарили розы, разливали шампанское и радовались тому, что «их браться покарали неверных собак». В это же время что футбольники, что скинхеды, всё так же продолжали презирать негров и рэперов, угрожающих чистоте расы и не обращая внимания на чеченцев.

Если вспоминать именно об 11 сентября, то представлять чеченцев однозначными террористами, а остальных детей искренними гуманистами было бы тоже не верно. Если после взрывов на Каширском шоссе все были напуганы, то с каждым новым терактом и обсуждением его в прессе среди нас росло понимание, что быть взорванным шансы на самом деле куда ниже, чем попасть под колеса или нарваться на пьяного беспредельщика с ножом. Кровавые новости на ТВ к тому моменту стали восприниматься скорее как продолжение голливудских боевиков и захватывали дух, нежели пугали или вызывали сочувствие. А американцев к тому же многие не любили, хотя опять же никто с ними никогда не сталкивался.

После взрывов в школе ходили восторженные обсуждения вроде «А видел как тот чувак смачно из окна полетел?», «Так клёво она обрушилась! Офигенно!». Такие мысли высказывали не все, но многие. Я сам когда смотрел как самолеты летели в небоскребы, смотрел это скорее как боевик, а не как трагические события. Я подсознательно даже ждал, чтобы рухнула вторая башня, да как можно с большим количеством обломков, а лучше бы еще какие-нибудь самолеты свалились бы куда-нибудь. Такой сюжет был бы куда более захватывающим. На кадры в телевизоре я смотрел с тем же разрушительным энтузиазмом и восторгом, с каким я бегал смотреть как сносили старые дома. А через несколько дней я узнал, что в небоскребах погибла знакомая, хотя и это большого впечатления на меня не произвело.

Такие мысли вряд ли были у меня из-за того, что лично я был плохой — подобное высказывали очень многие дети. И не факт что это было связано со спецификой времени или окружающей действительностью — еще когда в относительно счастливое время начальной школы у нас умерла одноклассница от какого-то врожденного заболевания, многие дети на этот счет шутили и прикалывались. Взрослые это воспринимали гораздо серьезнее и старались помочь семье девочки, но дети были либо равнодушны, либо веселились, хотя это была наша одноклассница и подруга. Некоторые переживали, но таких было очень мало. В нас просто не было развито никакого чувства гуманности и близости другим людям — мы на тот момент еще не успели этому научиться из своего личного жизненного опыта, да и вообще что такое смерть наверное не очень понимали.

Так же я очень радовался, когда стреляли из танков по Белому дому. Тогда я был еще совсем маленьким и учился во втором классе, но это одно из самых светлых моих воспоминаний о детстве. Во-первых, мне нравились сами танки и стрельба. Во-вторых, у нас отменили занятия. Самих событий я тогда не понимал (и не уверен, что вполне понимаю сейчас), но то что не надо было ходить в школу, мне очень понравилось. Я испытывал такую же точно радость при любых заморозках или эпидемиях, да и вообще любой намек на неприятности национального масштаба всегда воспринимал с большим энтузиазмом.

Впрочем, в то же время, я зачем-то уговаривал родителей идти на протесты, и уговаривал их взять меня туда тоже. Зачем и за кого я тогда был — не знаю. Вероятно какие-то детские патриотические образы в голове подсказали, что надо быть со всеми людьми. В итоге так никуда мы и не пошли. Но главной эмоцией конечно была радость от того, что не надо учиться.

А еще я был октябрёнком. В конце первого класса меня посвятили в октябрята и дали значок. Я всегда стеснялся любых украшений — у меня никогда не было ни колец, ни цепочек, ни часов, и уж тем более никаких значков. Сразу после посвящения, как только вышел из актового зала, я первым делом стыдливо выкинул значок в мусорное ведро.

За лето атмосфера в школе поменялась, и об октябрятах, о значке и о том, что нас готовили в пионеры, никто больше не вспомнил.

63 комментария »

  1. Грустная история. Лиричная даже. А как выглядел неправильный алгоритм умножения в столбик?

    Comment by Ринсельскьорра — 14.05.2013 @ 17:21
  2. @ Ринсельскьорра:
    Алгоритм уже не вспомню, но он давал неверный результат.

    Comment by Хеллер — 14.05.2013 @ 17:26
  3. не вериться мне, что ты был таким быдлом, сейчас ты совсем другой человек.
    Я девок только за задницу лапал и то я это делал неумело, чувствовал что делаю что-то неправильное, порой даже после подобного поступка извинялся тотчас же…даже за такую хуйню мне стыдно.

    Comment by Дмитрий — 14.05.2013 @ 20:19
  4. Увлекательно и антиутопично. Я немного младше тебя, но помню, что 11 сентября воспринималось всё-таки как трагедия — и мной и одноклассниками. Не без привкуса болезненного любопытства, но всё-таки.
    После взрывов домов на Каширке наш дом и соседние организовались и дежурили пару недель по ночам.
    Всё про учебу в школе — очень печально слышать, даже близко ничего подобного в нашей, да и в остальных мне известных не могло произойти. Я всё отчетливее понимаю, что буду драться насмерть за то, чтобы, когда будет ребенок, отправить его в хорошую школу:)
    Про страсти по порно, разборки скинов с рэпперами и большое количество самого низкокачественного алкоголя у школьников — всё так и было.

    Comment by Pizza — 14.05.2013 @ 20:35
  5. Очень многое напомнило мое детство.. Стреляющие по белому дому танки по ТВ — до сих пор помню, как меня поразили звуки выстрелов — они были совсем не как в фильмах про войну, а гораздо более натуралистичными. Алкоголизм среди школоты, токсикомания. Даже умерший от водки школьник у нас был. Все было пронизано быдлоуголовщиной — в туалете, например, ничего нельзя было тронуть рукой — иначе «станешь чуханом» — а так во всем, десятки условностей. Единственное что, разборок между представителями субкультур и межнациональной розни у нас не было — впрочем, насилия и без этого хватало. К 11 сентября все отнеслись как к шоу, а вот терракт на Дубровке оставил у всех тягостное впечатление..
    @Pizza
    И это правильно — школу для ребенка нужно выбирать. Я в 10-11 классе учился в лицее, в который довольно сложно было поступить. Совершенно другая атмосфера была и интеллектуальный уровень учеников по сравнению с быдлошколой, в которой учился предыдущие 9 классов.

    Comment by Blahblah — 14.05.2013 @ 21:29
  6. 4 комментарий (от Pizza) во многом схож с тем что я хотел написать… А так… Воспоминания детства — танки на платформах, БТР-ы, солдаты колонной, мужика избивают менты дубинками. По ТВ — локальные конфликты, теракты. Каким то макаром запомнил рекламу МММ, странное слово «ваучеры».
    Однако, остается только порадоваться за свою школу)

    Comment by Дмитрий — 14.05.2013 @ 22:43
  7. Вот у меня детство прошло на Северном Кавказе. тут у нас начали взрывать и захватывать заложников уже в начале 90 годов. Помню как по трассе «Кавказ» ехала техника с солдатами на броне. Захваты заложников.

    А дедушка с бабушкой жили в Карачаево-Черкесии в Карачаевске, как стали в 90 оттдуда уезжать русские, оставались самые деградировашие — алкаголики, наркоманы. Как таковые они и сотавили контингент «рабов». Помню как после футбола сидели на обрыве с местными пацанами( карачаевцами) и смотрели как в гаражах какой-то карачай пиздил русского мужика, я так и не понял что там происходило за что и почему. Вообще русское население там всё какое-то задроченное — бедные, очень пьющие, без собственного достоинства — так и в 2000 — е г.г. осталось.
    Помню, как дрался с карачаевцем( своим другом) мы так игрались каждый день — вмолне весело. В рукопашке я его превосходил, он зато меня борол.
    Большая часть детства прошла в Лермонтове( рядом с Пятигорском), здесь в основном русские живут. Многое похоже из того что рассказывал Хеллер, касательно школы не в таких депрессивных тонах. Фанатов никаких в маленьком городке не было, реперы, металлисты, анархисты какие-то были. Такия же гопота как и в рассказе Хеллера.
    Одиннацатое сентября воспринимали в большинстве как трагедию, некоторые радовались что беда случилась в США. Таких беспределящих чеченцев, как описывалось выше не встречал. Да и сама межнац ситуация начала обострятся после Манежки как мне кажется, до этого шло всё более подковёрно. А сейчас идёт какя-то вялая межнациональная война против русского населения.

    Comment by German — 14.05.2013 @ 23:00
  8. Хеллер, расскажи, как от фимоза излечился? Операцией или неинвазивными методами?

    Comment by Anon — 15.05.2013 @ 00:49
  9. > Географичка была молодой, красивой и с огромными сиськами. Я был в неё влюблен
    Бро, ты — это я. Правда, у нашей географички сисечки были едва ли больше нулевого, но была она обладательницей абсолютно роскошной кормы, ЕВПОЧЯ.

    Хоть у нас и пять лет разницы, но вот ей-б-гу, в каждой строчке ощущается этакий пацан с соседнего двора.

    Comment by аноним — 15.05.2013 @ 08:23
  10. Я вообще думаю, что дефицит порнографии и повсеместное распространение уголовной субкультуры в 90-е стало причиной нынешней повальной гомофобии и борьбы за нравственность с повальным же распространением различных опасных сексуальных девиаций. Недоступность и запретность порнографии и сексуальной темы породила огромное количество фетишистов и людей с сексуальными комплексами, а уголовная субкультура сделала многие вполне невинные фетиши и шалости запретными.

    Прекрасное наблюдение.

    Порнофильмы в моем детстве тоже смотрели компаниями, но вот дрочить при других никто не решался. И сейчас не понимаю, как можно дрочить с другом. Кстати, по уголовным понятиям это ведь серьезное оскорбление. Странно, что в эту ситуацию понятия не просочились, когда они были повсюду в быту.

    Comment by putamadre — 15.05.2013 @ 08:28
  11. Ну наконец-то нормальный пост!

    Comment by meathorse — 15.05.2013 @ 08:31
  12. Прекрасный пост, навеяло собственные воспоминания, мы тоже ровесники с Хеллером. Почти все было так же, с той лишь разницей, что детство прошло в Уфе, соответственно и национализма почти никакого не было, так как училось в школе почти поровну по трети русских, татар и башкир. Единственным моментом, когда что-то подобное проявилось, были введенные на волне «суверенитета» обязательные уроки башкирского-в то время как для башкир и татар это было развлечением (представьте, к примеру, ходить на занятия по русскому для иностранцев, интересно вам там будет?), то русские дети реально офигевали от изучения агглюнативного языка, с совершенно непривычной грамматической структурой, к тому же с низким социальным статусом. Ну и, естественно, всячески ржали над смешным произношением русскими детьми башкирских и татарских слов. К тому же, как я сейчас понимаю, преподавался предмет совершенно бездарно: вместо того, чтобы дать необходимый лексический минимум владения языком, который постоянно слышен даже в городском транспорте, нам давали переводить сложные тексты известных писателей. Хотя сейчас ситуация, вроде, стала лучше.
    Распространенность же блатных понятий врезалась в память совершенно отчетливо. Еще в дошкольном возрасте все уже знали каким образом «поянить себя за пацана», «лох» было страшным клеймом, а уже в первом классе сложилась почти уголовная иерархия, причем за каких-то пару недель. Уже в младших классах верхушка носила перстни, зачастую подкладывая в них свернутые тряпки, чтобы не падали с еще не окрепших мальчишеских пальцев, и все в подобном духе. Отчетливо запомнилось возмущение родителей-интеллигентов таким положением вещей.
    Политические катастрофы того времени воспринимались ровно так же как и сейчас, я хорошо понимал уже в 1993-м, в семь лет, что происходит реальная фигня, и что даже родители не понимают, как жить дальше. Вот этот факт, кстати, порождает неуверенность до сих пор-когда ты видишь что родители, которые для маленького ребенка еще авторитет, сами дезориентированы, это не может не оказывать влияния.
    Когда случились теракты в Москве и Волгодонске, было реально страшно. Хотя и тогда я понимал, что в наполовину мусульманской республике повторение такого малореально. А 11 сентября я почему-то воспринимал как начало войны, хотя мне казалось, что теперь Америка снесен Палестину, не знаю, почему…

    Comment by whiteraven — 15.05.2013 @ 08:50
  13. >черепичная вроде, но я не уверен в терминологии

    Шифер наверное.

    Comment by add — 15.05.2013 @ 11:35
  14. Хеллер, так ты в детстве был в итоге беспредельщиком или нердом, как раньше писал?

    Comment by серго — 15.05.2013 @ 22:39
  15. Шедевр!

    Comment by igor — 16.05.2013 @ 00:40
  16. @ Дмитрий:
    Во-первых, алкоголь и образование очень резко меняет людей. Бросить и пить и начать учиться — вполне достаточно для того, чтобы образ человека резко изменился. Во-вторых, компания. В 90-е быть крутым в школе и быть отморозком — это были синонимы, по крайней мере в нашей школе. Ну и на главных отморозков все равнялись. Сейчас ситуация сильно изменилась и отмороженность осуждается, думаю, даже в самых плохих школах.

    @ Дмитрий:
    Да, ваучеры, которые меняли на бутылки водки, пьяный Ельцин, «вложили 10, а получили 15», да-да-нет-да, «голосуй, а то проиграешь», «голосуй сердцем» и подобное тоже хорошо очень помню. Странно, что когда писал заметку, в памяти эти эпизоды не всплыли, тоже можно было бы интересно написать.

    @ add:
    Да, точно, сейчас поправлю.

    @ серго:
    И тем и другим. Нердом, который всегда пытался примазаться к крутым. С 14 лет начал бухать и стал бепредельнищиком. До этого по сути я ничего такого не делал, не считая того, что лез к девчонкам — тут нердовость отступала, слишком сильно было мое либидо, хотя девчонкам я не нравился тогда. Ну и еще хулиганил по-мелкому — те же стекла и костры были еще когда я не пил, но это простое детское хулиганство, чем занимались тогда абсолютно все, в не зависимости от нердовости.

    Вообще эта заметка получилась несколько не объективной, конечно. Написал что сходу пришло в голову, но пришло в голову всё довольно однобоко — многих тоже интересных эпизодов не вспомнил. Где-то написал слишком преувеличено по стилю. Например «волна беженцев» — это всего пять человек. Сегодня термин «волна беженцев» скорее всего воспринимается как толпы нелегальных мигрантов, но тогда и пять человек на весь район казалось «понаехали, одни чечены в Москве». Поэтому в заметке может показаться, что я много преувеличиваю, но тут на самом деле просто вопрос разницы восприятия одних и тех же событий тогда и сейчас.

    Comment by Хеллер — 16.05.2013 @ 09:40
  17. Занятно. Я в детстве был просто ботаном, и в дворовой жизни не участвовал.

    Хочу поинтересоваться насчет вегетарианства. По тегу «вегетарианство» не нашел статьи, которую ты обещал когда-то написать.
    Правда, что живот пучит?
    B12 — таблетки пьешь, или обогащенную им еду?
    Есть ли какая-нибудь хорошая литература, или лучше по форумам поспрашивать? (пока ограничился вики)
    Достаточно ли общего описания (продукт А содержит много вещества Б) и просто включить в рацион этот продукт, или необходимо все учитывать до миллиграм и на весах взвешивать?
    Во сколько лет ты стал веганом и сколько им уже являешься? (просто интересно)

    Comment by 1511 — 16.05.2013 @ 12:12
  18. @ 1511:
    Я не веган, а вегетарианец. По этой причине B12 не пью. Статью пока так и не написал, но хочу всё вот написать. Живот не пучит. Литературу хорошую посоветовать не могу — сам читал в свое время самые разные источники.

    Смотреть что чего сколько содержит — это в общем-то занятие бесполезное, потому что докопаться до истины и узнать сколько именно чего надо организму — практически невозможно. Диетология пока крайне плохо изученная наука на самом деле, и в ней существует множество мифов и откровенного мошенничества. Плюс вещества из пищи усваиваются очень по-разному, многие вещества взаимозаменяемы. Какие-то вещества усваиваются, но чтобы они использовались, а не накапливались, нужны другие вещества. Тут даже анализы крови по сути не могут достоверно ничего сказать о состоянии организма именно с точки зрения питания. Что-то кровь конечно показывает, но лишь малую долю. Причем тема вегетарианства вызывает острую душевную боль и у самих вегетарианцев и у мясоедов, поэтому любые «медицинские факты», которые сообщают даже профессиональные диетологи зачастую очень предвзяты и искажены с обоих сторон.

    Правда в том, что в диетологии мало чего понимают даже сами диетологи, кроме совсем банальных вещей типа есть вместо мяса больше бобовых или того, что вегетарианцы всё же живут, думают, работают, заводят детей и вполне здоровы физически, зачастую гораздо здоровее мясоедовю

    Общая рекомендация — питаться много и разнообразно и конечно желательно иногда почитывать более-менее достоверные источники по теме питания, например исследования USDA и статьи, которые можно найти в Google Scholar.

    Comment by Хеллер — 16.05.2013 @ 12:51
  19. @ Хеллер:
    Как это не пучит? Ты какаешь по нескольку раз в день.

    @ 1511:
    Для начала советую отказаться от мяса (красного, белого) и есть только рыбу и морепродукты. Затем организм сам от рыбы откажется (но не пророчу о сроках — самой понадобилось 3 года). Больше ешь морской капусты, бобов, свежих овощей. И приготовься отражать нападки мясоедов. А то, что Хеллер советует много есть — не слушай. Растянешь себе желудок и будешь тратить много денег на жратву.

    Comment by Чесночинка — 16.05.2013 @ 13:20
  20. Ндя. Как был Рома гопом, так и остался. Только теперь свое гопство оправдывает «политикой», в котрой понимает, как свинья в балете.

    Comment by PusyCat — 16.05.2013 @ 16:06
  21. Нафига вы вообще от мяса-то отказываетесь?

    Comment by PusyCat — 16.05.2013 @ 16:07
  22. откуда столько жестокости было? кошмар. фу.

    Comment by seventeen — 16.05.2013 @ 16:12
  23. Наблюдая Рому невольно задумываешься, что ограничить некоторых людей в допуске к образованию — не такая уж и плохая идея. Дурака учить — только развивать в нем ЧСВ.

    Comment by PusyCat — 16.05.2013 @ 16:33
  24. Вот это история! О_О Можно и целую книгу написать!

    Comment by Александр — 16.05.2013 @ 17:24
  25. seventeen написал:

    откуда столько жестокости было? кошмар. фу.

    Да ну, разве это жестокость))) Обычный быт постсоветского россиянина

    Comment by Александр — 16.05.2013 @ 17:25
  26. Я произведен в 89-м. Думаю, в полном смысле назвать меня дитём 90-х нельзя. Наверное, начало этого времени было совсем уж диким, я помню только период где-то с 94-95. Как раз тогда пошёл в школу. В это же время родители переехали в один сибирский городок из Казахстана в связи со всеми произошедшими политическими пертурбациями; после распада Союза отцу надо было определяться с местом дальнейшей службы, — решил продолжить её уже в российской армии.
    После переезда на неопределенный срок нашей семье выделили комнату в общежитии, где мы втроем ютились в одной комнате метражом примерно 5х4. Привезенные собой мебель и прочий лут был размещен в актовом зале общаги, где также были вещи ещё семей 20. Туалет, душ и кухня были тоже общими на все семьи. Весь наш второй этаж был заселен семьями военнослужащих, это были ячейки, возглавляемые совершенно разными мужчинами и в возрастном плане, и в этническом, и в иерархическом, — от прапорщиков до полковничьих семей. С высоты прожитого я понимаю, что это были люди очень разные и в мировоззренческом плане. На третьем этаже жило где-то 5-6 гражданских семей, непонятно каким макаром занесенные в наш «военный уголок». Там же размещались и всякие командировочные, которых вроде как не должно было быть в этом типа муниципальном общежитии, но они периодически туда заселялись и, как говорят, платили бешенные бабки за считанные дни проживания.
    Дети общаги сбились в достаточно сплоченную «свору», где, несмотря на разный возраст и статус родителей, каждый находил с остальными общий язык и какие-нибудь интересы. Естественно, мальчики и девочки образовали отдельные подгруппы, которые тем не менее всё время пересекались. В своре постоянно происходили какие-то стычки, но иначе как детскими их было не назвать. Помню, я за что-то обозвал, как мне тогда казалось, вредную и задиристую девчонку, да ещё и младше меня, «сучкой». После был страшный скандал. Её и моя мамы люто отчитывали меня, требуя повторить «как я сказал», и это слово казалось мне чем-то неимоверно ужасным, а мой поступок очень низким и недостойным. В другой раз один мелкий выкрал модные разноцветные синтетические шнурки от оставленных в коридоре кроссовок парня постарше, заменив их простыми черными. У Рената кража вызвала настоящую истерику, а вскоре после того как злоумышленник был найден, истерика началась уже у малыша Ромки из-за порции целебного ремня.
    Всю эту братию возглавляли самые старшие ребята возрастом 13-14 годов, доверие к которым было безгранично и к которым мы почему-то испытывали прямо-таки благоговение. Удивительно, с какой силой среда влияет на десткий разум. Помню, однажды, когда мне было лет 7-8, «старшаки» «одолжили» ключ от подвала у новой вахтерши, и мы втроем пошли исследовать терра-инкогнита. Они типа оставили меня на шухере или что-то типа, в общем я не должен был никуда уходить. Спускаясь в подвал, мне уже очень хотелось в туалет. Я ждал, их не было уже больше получаса. Каждая минута проходила в ужасной борьбе с самим собой. Нарушать слово и уйти было нельзя. Мочиться в достаточно обустроенном подвале, куда каждый день приходит работать зав.хоз. Павел Андреевич мне как-то тоже было не с руки, к тому же до этого я был твердо уверен, что ссать можно только в туалете или в дикой местности. Только так и больше никак, иначе всё, — стыд и позор на всю жизнь. Пока я боролся и рассуждал, штаны как-то неожиданно стали мокрыми. Сперва нступило облегчение и даже необъяснимое очень приятное чувство. Потом растерянность и паника. Неожиданно откуда ни возьмись появились Илья и Ренат. За пару секунд они бросили взгляд на меня, на лужу и снова на меня. Последовал гомерический хохот. Я весь раскраснелся, как сейчас помню, сначала была злоба и желание накинуться с кулаками, потом обида до слез и такое ощущение, когда чувствуешь себя преданным. Бросился бежать со всех ног домой, там после выяснения обстоятельств была проведена соответсвующая психологическая беседа, подкрепленная мотивирующем ремнем по заднице. Денёк обернулся настоящей трагедией. Вечером я увиделся с пацанами и попросил, чтобы история осталась только между нами. Достал их окончательно и заставил поклясться матерью. С того дня об этом никто так и не узнал.
    К чему я привёл эту мокрую историю здесь, — просто опять же с высоты прожитого, понимаю как принципы и установки мышления, прививаемые в детстве фундаментальным образом сказываются на всех последующих поступках человека и его жизни в целом. Воспитание, дисциплина и способность родителей понимать детей, что правильно, а что — нет, в результате обернулись благом для каждого из общажной «стайки». Людей, с которыми меня свела судьба в тот период, не сломили ни нищета, ни тотальный хаос той эпохи. У тех из своры, о ком мне и сейчас что-то известно, в жизни всё складывает пока без потрясений. С Ильёй дружим до сих пор, правда, когда он женился, общаемся крайне редко.
    Роман, отличная статья! Заставила вспомнить моменты, которые я уже думал, что позабыл. Эта часть воспоминаний получилась очень пастельной, но ничего, — завтра допилю продолжение про проституток командировочных и падение с третьего этажа. А то пока какой-то Питер Пэн, — не формат блога.

    Comment by Stoatman — 16.05.2013 @ 19:12
  27. @ Хеллер:
    Спасибо, понятно.

    @ Чесночинка:
    Спасибо за советы.
    Рыбу я не особо люблю, легко без нее обойдусь.
    Насчет постепенного перехода подумаю. Может, только курицу оставлю сначала.

    Comment by 1511 — 16.05.2013 @ 21:05
  28. Роман а в какое время ты успел побывать задротом?

    Comment by Саша — 16.05.2013 @ 21:45
  29. Какая-то безысходность. Я твоя ровесница, но у нас такой хуйни не было, может из-за провинциальности. А что касаемо ботанства, так нельзя быть ботаном и лидером митол-группы и отвязным ебакой одновременно, где-то ты припиздел.

    Comment by Ржа — 17.05.2013 @ 02:27
  30. Я испытывал такую же точно радость при любых заморозках или эпидемиях
    Ахуенно))

    Comment by yeti — 17.05.2013 @ 14:55
  31. Роман, добрый день. Очень хорошая и поучительная статья. Но возникло пару вопросов.
    1)Что значит зашквариться?
    2)с мифи как дела?

    Comment by ShaluevD — 17.05.2013 @ 16:14
  32. @ 1511:
    Попробуйте красную рыбу)
    http://the-fencer.livejournal.com/tag/seafood%20guide неплохо по рыбной теме писал.

    Постепенный переход — очень правильно. В первую очередь отказ от бульонов, наваров, холодца. И желательно сразу же от свинины. Оливковое масло рулит если что вместо жирного мясного.
    Переход на вареное мясо. Отказ от субпродуктов. Отказ от говядины в пользу телятины. Потом только язык.
    Птица + рыба. Плюс кучи морепродуктов.
    Параллельно орехи, творог и прочая и прочая. Творог лучше нулевку и лучше термически приготовленный — а-ля ленивые вареники.
    К полному отказу от мяса не рекомендую стремится. Стоит попробовать несколько лет употреблять по минимуму. Полностью отказаться можно — но очень хлопотно будет заменять. Проще есть мясо, но немного. Лучше хорошую рыбу. Можно еще насекомых — многим нравится.

    Вопрос зачем вегетарианство?
    Очень много рекомендаций зависит от конкретных условий. Взобравшиеся на вершину горы по сложному маршруту альпинисты будут рады любому куску сала — и вреда от него не будет 100%. Все пойдет в дело.

    P.S. Современные сладости гораздо вреднее мяса — на порядки.
    Сам мясо ем — но немного, больше люблю рыбу. Особой потребности нет, мясо в рационе давно и отказываться не вижу смысла — но в последние годы стал его есть заметно меньше.

    Comment by Аноним — 17.05.2013 @ 22:03
  33. Детство малолетнего ублюдка из неполной семьи. Выросло то, что должно было вырасти. Понравилась описание чеченцев и то что с ними боялись связываться. У меня в школе крутилась диаспора афганцев, которые транзитом через Украину ехали в Германию и оседали здесь на пару лет, пока не получат статус беженца в Евросоюзе.

    Так вот ситуация была точно такая же. Банда «скинхэдов» воевала с рэперами и пацанами, кто не так одет, но афганцев обходила десятой дорогой. Когда я спросил у знакомого скина: «А почему так?». Получил ответ, что прыгать на них пытались, но потом отмороженная афганская «диаспора» в ответ начинала пиздить всех так, что под раздачу попадали даже родители скинов. Поэтому идеология идеологией, а страх никто не отменял.

    Comment by Правдун — 18.05.2013 @ 12:32
  34. Да, и еще: детей не стоит жестко ограничивать в потреблении мяса. А вот взрослым как раз лет с 28-30 стоит уменьшать потребление.

    Comment by Аноним — 18.05.2013 @ 18:07
  35. Оффтоп: Хеллер, может сделаешь верхний пост «для связи» взамен formspring?

    Comment by Alexey — 18.05.2013 @ 23:21
  36. Обычный гопник и быдло. Что интересно, оправдываешся тем, что так все делали. Я хочу тебя огорчить-это просто напросто не нормально, у меня даже не было мысли что-нибудь просто так разбить или испортить. И даже те «отморозки» что были в моём окружении считали такое поведение позорным.

    Comment by bulbo — 19.05.2013 @ 19:40
  37. Дак вот, решил, пусть и с большой задержкой, на ночь глядя допилить прохладную из моего далекого детства. На третьем этаже общаги, о которой рассказывал в своем предыдущем комменте, номера на некоторое время снимали коммандировочные гражданские. Эти ребята нередко снимали себе проституток. Как-то мы даже видели, как один такой заезжий входил к нам в общагу на пафосе с двумя жрицами. Те, кто были помладше ничего особо не заметили, кроме сравнительно эффектной на фоне незатейливого быта офицерских семей внешней стороны этого явления, а вот кенты постарше все поняли и вели между собой соответсвующий разговор обо всем увиденном. Распросив родителей о содержании их беседы, я лет в 8 приблизительно узнал в теории, что такое проституция.

    До самой крыши общаги доходила пожарная лестница, или как там она называется. А само здание было очень странной постройки, может из-за того, что очень старинное; самым странным были карнизы под окнами. Я никогда не видел таких широченных карнизов, да ещё во весь периметр. Карнизы тянулись вдоль под окнами второго и третьего этажа. По ним можно было ходить, если плотно прижаться к стене, на ней кстати, были выступы, а особенно удобно было хвататься за частые оконные проёмы.
    Почему они мне так запомнились, эти карнизы? Просто ребята постарше пользовались ими, чтобы неожиданно заглядывать друг другу в комнаты и всё такое. А главное, чтобы можно было посмотреть, чем занимаются командировочные у себя, когда приходили в сопровождении дам. В общем, как-то в июне трое поднялись так по пожарной лестнице до уровня 3 этажа, Дима прошёл по карнизу до окон комнаты, куда вечером заселился залётный, пригласив с собой какую-то проституточку.

    Дальше перескажу со слов главного героя, — Димона. Комната была освещена приглушенным светом ночника, а слева от окна на диване гражданский специалист жарил в рабоче-крестьянской позе девушку. Подросткому восторгу от представившегося зрелища не было предела. Какое-то время он завараженно наблюдал процесс вживую, Диме тогда как раз было 14 лет. Повершувшись к товарищам, Саше и Илье, он мимикой и жестами сообщил об удаче! Примерно в этот момент то ли из-за шума, то ли чисто случайно девушка увидело в окне затенённый лик нашего юного наблюдателя и заверещала. Мужик как был направился к окну, пацан — в панике. Растерявшись, Дима навернулся с карниза. К счастью, при падении он подзацепился за карниз руками, и внизу была сырая после недавних дождей земля. Кто-то считает, что именно это спасло ему жизнь при падении с уровння 2,5-3 этажей.

    Я помню ту ночь в общежитии, меня разбудил шум, когда родители одевшись выходили из комнаты. Да и за стенками нашей комнаты было много шума. Очень хотелось спать, и лишь наутро родители сказали мне, что Дима упал и сейчас в больнице. Главный герой истории отделался множественными переломами и ушибами по всему телу, самым тяжулым из которых был какой-то надлом в тазобедренном суставе. Я пару раз навещал его в больнице. После выписки, насколько я помню, он ещё около года ходил прихрамывая, сначала очень сильно, а потом это становилось всё менее заметно. О дальнейшей судьбе парня мне мало что известно, но проблем со здоровьем вроде у него нет.
    А вообще это самая жесткая история из моего детства в 90-х. Ещё, конечно, очень тяжелые воспоминания от школы, от рекета и краха бизнеса в 1998, которые пережили родители. Но рекет и банкротство я мог сопережить только по эмоциональному состоянию родителей.

    Мораль. Думаю, в 90-х были некоторые островки относительного спокойствия. В географическом плане, как мне кажется, это была Сибирь и Забайкалье. От родственников в Поволжье и Питере доводилось слышать о ситуациях, аналогичных О.П. В социальном же плане, думаю, то время не так искалечило офицерство, академические круги и чиновников-номенклатурщиков. Хотя опять же, это только мои крайне субъективные наблюденния.

    Comment by Stoatman — 19.05.2013 @ 21:45
  38. @ Хеллер:
    в 17 лет — это проститутка была?
    Как это кстати было тогда? В смысле шлюх
    Правда ли, что со временем мощно уменьшилась доля «Настя, еду покорять Москву», поменявшись на вполне рядовых московских студенток?

    Comment by lawenan-law — 20.05.2013 @ 02:32
  39. Отличная статья. Спасибо. Критики — нехуй пиздеть, запилите сами что-нибудь подобное с начала.

    Comment by Смешарик — 20.05.2013 @ 10:37
  40. @ ShaluevD:
    С МИФИ уже почти никак. С момента последней заметки был там единожды. Напишу об этом скоро тоже. «Зашквариться» — допустить какой-то промах, что сделает тебя автоматически «опущенным».

    @ Alexey:
    Кстати, да, это идея. Мне сам формат не очень нравится (особенно учитывая, что придется заморочиться отдельно с перелистыванием страниц), но что-нибудь подобное было бы полезно сделать, да.

    @ Аноним:
    Очень странный набор рекомендаций. Даже более чем странный. В том числе про сладости — понятно же, что как сладости, так и мясо, бывает очень разным. Если речь идет о чупа-чупсе и ментосе, то да, вероятно есть повод усомниться в полезности этого. Если речь идёт о всяких турецких сладостях и хороших тортах, то тут как бы другое дело.

    @ Stoatman:
    Спасибо, интересная история. Про академические круги не могу знать достоверно, но из того, что слышал — в институтах вообще перестали платить хоть сколько-нибудь адекватные деньги. Тогда часто говорили о том, что на вещевых ранках что ни продавец — то всё либо кандидат наук, либо доктор.

    @ lawenan-law:
    Нет, не проститутка. О проститутках того времени я ничего не знаю, поэтому не могу ответить.

    Comment by Хеллер — 20.05.2013 @ 11:49
  41. @ Ржа:
    @ Саша:
    Смотрите мой ответ под номером 16.

    Comment by Хеллер — 20.05.2013 @ 12:23
  42. Хеллер написал:

    @ Аноним:
    Очень странный набор рекомендаций. Даже более чем странный. В том числе про сладости — понятно же, что как сладости, так и мясо, бывает очень разным. Если речь идет о чупа-чупсе и ментосе, то да, вероятно есть повод усомниться в полезности этого. Если речь идёт о всяких турецких сладостях и хороших тортах, то тут как бы другое дело.

    В чем именно странность?
    Дешевые сладости и кондитерка с гидрированными кондитерскими жирами это одно из самых неполезных для организма.
    Посмотрите на статистику причин смерти по РФ, Беларуси, Украине — очень много сердечно сосудистого. А ведет к этому образ жизни, мясо, сласти и алкоголь без меры.
    P.S. А можно прикрутить кнопку «Предварительный просмотр» для коментов?;)

    Comment by Аноним — 20.05.2013 @ 12:42
  43. lawenan-law написал:

    Правда ли, что со временем мощно уменьшилась доля «Настя, еду покорять Москву», поменявшись на вполне рядовых московских студенток?

    Не знаю как в Мск, но в целом по миру проституция молодеет, средний срок в профессии становится заметно короче — и многие меняют к ней отношение на более менее спокойное. И да, рядовые студентки, подработка. Многим не хватает денег просто.
    Были исследования и богатая статистика, если очень очень надо, то попробую глянуть поискать.

    Comment by Аноним — 20.05.2013 @ 12:47
  44. Какой же я был охуенный в детстве, читаю все это и прям перед глазами проносится весь этот тотальный пиздец через который пришлось пройти. Но я не «зашкварился», оставался человеком хоть и слегка ебанутым, практически не за что краснеть, по крайней мере футбольным фанатом небыл, блатным тоже и даже с гопотой почти не бухал. Я как будто всегда был таким какой я есть и я не могу сказать что в 12, 15, 20 лет у меня мозгов небыло поэтому я сделал то-то и то-то, а вот теперь я даже мясо не ем уже целых два с половиной часа. Да и сейчас у меня все не плохо, мне иногда стыдно за свою лень, за то что Россия внутри меня, что я туп, ленив и ограничен, но это все опять же от раздутого чувства самолюбования, а на самом деле такой же как и все вокруг, просто человек с человеческими слабостями.

    Comment by JonVodka — 21.05.2013 @ 14:59
  45. Хеллер, оффтопик, но твоё мнение интересно.

    Почему если парню сказать, что на него мастурбирует весь женский коллектив, то он обрадует и примет это за комплимент,
    а если сказать девушке, что на неё мастурбирует весь мужской коллектив, то воспринимается это всегда как оскорбление?

    Comment by Мастур Батор — 22.05.2013 @ 12:40
  46. @ Мастур Батор:
    Женщины никогда не воспринимают это как оскорбление — они могут так говорить, потому что это социальная норма, но на самом деле им нравятся, когда их находят пригодными для онанизма.

    Comment by Хеллер — 22.05.2013 @ 13:20
  47. Роман, родился следующий вопрос: учитывая столь бурные детство и юность (судя по предыдущим заметкам), часто ли возникали проблемы с ментами? Если да, то расскажи, пожалуйста, что-как.

    Comment by Александр — 22.05.2013 @ 14:51
  48. @ Хеллер:
    А еще женщины очень хотят быть изнасилованными, но не признаются, потому что социальной норме не соответствует, правда?

    Роман, вы реально сейчас встречаетесь со школьницей из другого города, ездите к ней? Или девушка пишет свои фантазии в сети?

    Comment by putamadre — 23.05.2013 @ 04:24
  49. @ Александр:
    Сложно ответить как-то конкретно. Ни за какие совсем серьезные проступки меня никогда не ловили. Вообще по ощущениям менты не любили связываться с малолетками. Принимали пьяным вдрызг и за драки, но как узнавали, что мне нет 18-ти, отпускали. Не знаю с чем это было связано. В нашем районе еще менты не любили принимать местных почему-то.

    @ putamadre:
    Я бы воздержался от подробного ответа по определенным причинам.

    Comment by Хеллер — 23.05.2013 @ 09:22
  50. «А еще женщины очень хотят быть изнасилованными, но не признаются, потому что социальной норме не соответствует, правда?»
    Изнасилование — это адовая пытка, никто себе такого не желает разумеется, многие девушки хотят быть понарошку изнасилованными — факт, поэтому и любят больше всего альфачей. Виктимное поведение называется.

    Comment by Мурат Тхагалегов — 23.05.2013 @ 18:07
  51. Даже если кто-то из девушек и хочет быть изнасилованными огромным писюном ниггера ДО ПОЛОВОГО АКТА, после ЕГО НАЧАЛА это желание 100% исчезает ;)

    Comment by Александр — 24.05.2013 @ 23:11
  52. Я сам 1984г.р то что понаписал автор какой то бред пиромана\истерички… Люди были добрее, трава зеленее… со временем остаются только хорошие воспоминания…

    Comment by Sam — 26.05.2013 @ 10:34
  53. Sam написал:

    Я сам 1984г.р то что понаписал автор какой то бред пиромана\истерички… Люди были добрее, трава зеленее… со временем остаются только хорошие воспоминания…

    Ну не знаю, у меня самое яркое воспоминание о девяностых — это как я убегал от гопников и пытался мастерски избежать места их нереста на пути в школу и оттуда )))

    Comment by Миша_Маваши — 27.05.2013 @ 12:03
  54. Хеллер, твой новый пост (по день рождения) почему то не открывается. Хром пишет про какую то циклическую переадресацию… В опере открывается, но страница пустая. Что за хрень?

    Comment by Павел — 28.05.2013 @ 00:32
  55. @ Павел:
    Обнаружил баг в Вордпрессе — оказалось, что адресом страницы не может быть число. Сейчас поправил, стало нормально. Спасибо!

    Comment by Хеллер — 28.05.2013 @ 01:12
  56. «да и вообще любой намек на неприятности национального масштаба всегда воспринимал с большим энтузиазмом»?

    — у меня точно так же было.

    Comment by Дмитрий — 29.05.2013 @ 15:44
  57. Вспоминается фильм «This is England», одна из идей которого в следующем:
    Если 10-20 лет назад были такие условия, что у детей в детстве было столько аморальных вещей, от которых взрослый человек приходит в ужас, если тогда они были настоящими шакалами, то сейчас они выросли и стали полноправными членам общества, его основой; с людьми с каким прошлым вы сейчас имеете дело?

    Comment by EA — 22.06.2013 @ 15:17
  58. […] На фоне того, что до 14-ти лет я был задротом (хоть и с претензиями), совершенно не удивительно, что я стал программистом […]

    Уведомление by Неравные детства | Блог Хеллера — 24.07.2013 @ 21:58
  59. А мне запомнились 90е тем что мы ходили пиздится двор на двор Пиздили скинов в пили балтику 9 из путяге меня выжили потом из за заявления в ментовку когда я разбил ебальник моралфагу лет в 15 типа мизулиной потом правда он забрал заяву поэтому даже условно не дали Некоторые уже знакомые были с условным

    Помню в 99 фсб поднимало этих самых скинов и это уже стало модой А потом я пошол в армию

    доброе было время мужики росли мужиками Жили уже с телками лет в 14

    Только питухи и батаны тупили

    В детстве помню любили кататься сзади трамваев бить бутылки жечь костры портить имущество в подъезде писать на стенах плющить пробки трамваем

    Но не смотря на это все я вполне нормальный человек у которого есть жена и семья А молодость вспоминается как прикольное приключение

    Еще помню мастурбации с однокласницами лет в 12 и первый секс в 14

    Сказал бы мне в 90е что я в 14 лет ребенок я бы ему ебало разбил бутылкой балтики ))

    90 проц сегодняшних школьников в 90е были бы питушками за базар не отвечают рядются как удоты не какого чувства стиля Где кожаные куртки где ремни портупеи где это все ? где черные свитера и брюки Гдже штаны с полосками ? Все ушло мир опидарел

    Comment by Анонимус — 09.08.2013 @ 02:51
  60. А еще 33 квадрат одно касание турнички были у нас образом жизни Где щас все это у молодежи у детей? они сидят у компа и остаются дохлыми задротами

    В школу я кстати редко ходил в 9 классе за весь год наверно проучился в сумме месяца 3 тк уже зарабатывал деньги и жил вполне независимо не смотря на то что семья у меня нормальная не бедная

    А щас слюни лохам подтирают до 25 лет ТЬФУ

    Comment by Анонимус — 09.08.2013 @ 03:00
  61. @ Анонимус:
    Да, такое у меня тоже было. Но я бы не сказал на самом деле, что это было хорошее детство — людьми нормальными вырос в итоге очень малый процент. Впрочем, из сегодняшних вырастает тоже не то чтобы много нормальных.

    Comment by Хеллер — 09.08.2013 @ 10:04
  62. Ну всё описал реально, как будто в то время попал.

    Comment by Серж — 17.03.2014 @ 19:12
  63. Даааа, чувак… Жизня — она штука такая… Я тоже рос в 90-е, учился в школе как раз. Но всяких «нерусских» у нас не было — им слишком далеко до нас ехать то было. У нас и своего дерьма хватало. Рос я тоже без отца.
    Да, помню, как кидался камнями по окнам школьного бассейна позади школы. Помню, как однажды вечером по-дурости тащил в руках автомагнитолу с пучком проводов, которую дал мне приятель «отнести» — вмиг цепанули меня менты и уволокли на УАЗике, сзади за решеткой, как настоящего преступника, скрутив руки за спину. Но тут случилось непонятное чудо — пока скакали по выбоинам дороги, задняя дверь УАЗика разболталась и на одном из светофоров — открылась. Я, не понимая даже, что происходит, оглянулся на ментов (мол, ой, а у вас дверь открылась). А менты то ничего и не заметили — сидели там в салоне и ржали в три глотки. Резко стартанул УАЗик со светофора, я повалился на дверь и тихо выпал на асфальт. Тут до меня дошло, что это мое чудесное спасение — и я деранул со всех ног подальше, петляя дворами и стараясь уйти, запутать след, как в модных тогда пиндосских боевиках. Долго не решался вернуться домой. Наверно, треть города пешком прошел, чтобы запутать следы. Всё обошлось, не считая потери автомагнитолы — я полагаю, менты даже были рады моему побегу.

    Школа — да, тоже дерьмовые воспоминания о ней остались. Причем, как вот получилось.. Вначале, в младших классах я учился в школе, о которой не могу сказать ничего плохого, ибо начало было еще в СССР, а вот в старших классах я переехал в другой район города и сменил школу. И это как раз пришлось примерно на середину 90-х. Вот другая то школа оказалась отвратительной, с жуткими, тупыми учителями. Школьные уроки почти не давали знаний. Спасало лишь то, что я вполне с успехом мог самостоятельно образовываться по учебникам, а на школьных уроках «страдал фигней».

    Кстати, я заметил, что ты, Хеллер, пишешь весьма грамотно. Удивительно, несмотря на то, что прилежным учеником то ты не был явно. Видимо, врожденная грамотность. Как и у меня. Правда, я в школе не курил, да и сейчас не курю, и веду вполне здоровый, спортивный образ жизни — зимой гоняю на лыжах, летом — лезу в горы.
    А вот про алкоголь в школе, в старших классах — да, было дело, и даже безнаказанно, зачастую вместе с учителями мужского пола — с трудовиком и физруком — прям как в анекдотах.
    Помню, как я лоханулся с одноклассницей в 9-м классе. Я в тот день должен был ехать на областные соревнования по лыжным гонкам, а она звала меня куда-то погулять, намекая на весьма интересное времяпровождение. Ну а я чето вот как-то мямлил, что мол, не могу пропустить очень важные соревнования на Кубок области и типа всё такое. К тому же, я тогда еще был девственником. Короче, предпочел я соревнования и с успехом их выиграл, стартовав в конце второй десятки и буквально отобрав победу на последних метрах перед финишной чертой. Привез Кубок области и Золотую медаль, гордо показываю однокласснице, а она, сучка такая, демонстративно фыркает и уходит с каким-то дрищом… Ну, не сложилось.
    И странное же дело, черт подери — оказалось, что в нашей школе девочки почему-то предпочитали пацанов-гопников со старших классов или ПТУ с сигаретой за ухом и в кепке, а спортивных одноклассников практически не замечали. Странное было недоумение. Гопоты у нас было в то время навалом, а со спортом — не очень. И девчонкам было как-то похер, что у тебя бицепсы-трицепсы-кубики и разряд к.м.с., и что этот к.м.с. мог выиграть большинство стычек с гопотой, разъебав их вхлам, но зато у гопоты — кепка, ботание по фене и ржавая грязная точила-восьмерка с дырявым глушаком, в которую набивалось чуть ли не десяток малолетних блядей всех мастей….
    Поэтому, с процессом потери девственности у меня как-то несколько затянулось.

    Хеллер упомянул, что у него был фимоз… У меня тоже был, только как-то сам по себе самоликвидировался без операций — как то всё растянулось и вошло в норму в период юношества. Я то раньше не знал, что эта проблема называется фимозом. Это уже потом, когда появился интернет, я вспомнил, что когда-то раньше одна врачиха как бы между прочим сказала что-то про фимоз у меня, ну и посмотрел в инете. Повезло, вопсчем…

    Comment by ТуТиТуТУ — 14.06.2014 @ 19:37

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Оставить комментарий

This work is licensed under GPL - 2009 | Powered by Wordpress using the theme aav1
SEO Powered by Platinum SEO from Techblissonline