Математика и секс
Июль 20th, 2015

Русская

Массажистка говорит такая:

— Я по национальности русская, хотя родилась в Латвии и мама у меня латышка, только папа русский.

— Так если мама латышка и живёшь всю жизнь в Латвии, почему же ты тогда русская?

— Это же очевидно.

Спорить не стал.

Июнь 28th, 2015

Чем женщина возбуждает

Всякие завязочки на чулочках меня не возбуждали никогда. Мне всегда казалось, что это для каких-то старых 25-ти летних баб, у которых уже и с фантазией плохо, и с телом, и они хоть как-то пытаются мужика привлечь. Немного мне нравились драные чулки, но только немного. Это слишком общий фетиш, он быстро приедается. Достаточно одну в драных чулках трахнуть, как на вторую уже не встанет.

Что меня всегда действительно возбуждало — вид усталой женщины. Когда женщина вымученная едет с дурацкой своей офисной работы в метро и читает книжку или вообще спит — вот тут её очень хочется. Хочется привести её к себе домой, приготовить ужин, уложись спать, чтобы отдохнула. А утром кофе и секс в постель.

Но это было давно. Раньше у меня было много энергии, я так мог. А теперь мне 30, я теперь сам устаю на работе. Теперь уже надо, чтобы не я о ком-то позаботился, а чтобы обо мне позаботились. Причём в дом я бы предпочёл эту заботу не пускать — пусть обо мне лучше позаботится официантка или метрдотель, а не какая-та баба, которая ещё неизвестно чего от меня на самом деле хочет.

А пару дней назад мне знакомая написала о своих финансовых трудностях и что не у кого даже в долг взять. И я как только прочитал её сообщение, сразу почувствовал, как полезла колбаса в штанах расти. Потом мне в другой день другая девушка написала о том, как ей теперь приходится за парня своего бывшего долги выплачивать. И я тоже сразу почувствовал, что хочу её.

И я теперь понял, что самое на самом деле сексуально возбуждающее в женщине — это её бедственное финансовое положение. То ли взрослею, то ли это профессиональная деформация ходока по проституткам.

Июнь 23rd, 2015

Рижский эскорт

Стало мне скучно, пошёл знакомиться на OkCupid. Там конечно же большинство баб не ответили, кроме двух. Одна сказала, что после прочтения моего блога она не видит каким образом у нас может вообще быть какое-либо общение. У второй в профиле было написано,  что внешность её не интересует, а только внутреннее содержание, однако как мы стали общаться, первым делом она попросила фотку и сказала, что я ей не нравлюсь.

Это меня раззадорило и случилось ныне редкое: мне приспичило потрахаться. Стал искать проституток в Риге.

Для этого вроде как есть очень много сайтов, но все они полумёртвые. Был даже какой-то (потерял ссылку) на манер IntimCity, где существует развитая система отзывов и оценок. Но последний отзыв был оставлен аж в 2012 году.

Найти что-то интересное даже на более-менее живых сайтах очень тяжело: в Интернете бабы заламывают цены порядка 250 евро в час, а внешность у них при этом такая, что я и бесплатно с ними спать не стал бы. Те же несколько телефонов, под которыми были более-менее миловидные дамы, либо вообще не работали, либо мне в трубке говорили вещи в духе «вы уже задолбали звонить, я в полицию сообщу, я никаких объявлений не оставляла».

Мне в принципе потом знающие люди так и рассказали: Рига секс-столицей Европы уже давно перестала быть. Во-первых, вначале легализовав проституцию, власти потом сделали невыносимыми условия для работы легальных проституток, а в нелегал было уйти уже сложно. Ну и во-вторых после кризиса большинство так и так уехали в другие страны. Те же, кто остались, были забулдыгами и старыми клячами, которые нахер никому не нужны.

Тогда я стал искать массаж. Этого добра здесь в принципе не мало, я видел наверное штук 7-8 салонов. Выбрал я ближайший к дому и пошёл.

Интерьер оказался очень приличный, что для Риги невероятно после тех квартир, что я смотрел (хотя сантехника всё равно барахлит). Массажистку я себе выбрал самую гламурную: высоченную, под два метра, с надменным лицом, высокомерным взглядом и загаром, который я никогда не видел на Кипре. Блядину короче самую.

На самом деле надо сказать, что все девки в салоне были очень красивые. То есть по меркам московских салонов — невероятно красивые. Такое чувство, что я нагрянул в школу моделей, причём не тех, что я за 15000 рублей в порно снимал, а настоящих. Каждая идеально уложена и намакияжена, причём не в «боевую раскраску», а как женщина, у каждой идеальная фигура и черты лица. Черты лица не в том смысле, что интеллигентные, конечно, а в том смысле что всё как на картинках в гламурных журналах.

Мне предложили заламинированный прейскурант с видами массажа на русском языке. Я выбрал «СУПЕР ЭКСТРА РАССЛАБЛЯЮЩИЙ МАССАЖ», потому что он был самый дорогой — стоил 60 евро против прочих видов за 20-30 евро. Думал, что будет массаж по полной программе.

В начале массажа мне надменным голосом сообщили, что интима у них нет. Я сказал, что согласен. Массаж выглядел так: вначале 50 минут мне делали массаж спины (кстати, приятный), массажистка была в нижнем белье. Потом она сказала мне перевернуться, сняла с себя лифчик (грудь оказалась тоже великолепной), 10 минут мне дрочили. Я кончил и спросил можно ли мне теперь попить чаю. Мне отказали, сказав, что салон уже закрывается и мне пора бы идти восвояси (кстати, салоны тут действительно закрываются максимум в 11, а то и раньше).

Трусов массажистка так и не сняла. Лапать мне её и самому не хотелось.

— Мне вообще массажи эти все ваши не особо нравятся, — говорю я ей между делом.

— А что же ты тогда на них ходишь?

— А я и не хожу.

— Ну хорошо. Что же ты в них тогда заглядываешь время от времени?

— А я и не заглядываю.

— Хорошо. Что же тогда здесь сегодня делаешь?

— Случайно совершенно попал. Не нашёл хорошего эскорта, пришлось к тебе идти.

— Ахахах, и зачем тебе эскорт? Нашёл бы девушку.

— Как я её найду? Я никому не нравлюсь.

— С чего ты взял, что ты никому не нравишься? Такого быть не может, ты нормальный и даже симпатичный парень.

— Нет.

— А если ты будешь продолжать рассуждать в таком же духе, то так никого себе никогда и не найдёшь. Тем более твои рассуждения ни на чём не основаны и беспочвенны.

— Хорошо. Давай я попробую рассуждать по-другому тогда. Пойдёшь со мной на свидание в ресторан?

— Ахахахах, нет, ты что?

— А знаешь почему ты не пойдёшь со мной? Потому что я тебе не нравлюсь.

— Ну нет. Ты что. Ты мне нравишься. Совсем не поэтому.

— Да давай уж будем честными. Поэтому.

— Нуууу…

— Ну вот и другим я «нравлюсь» так же точно как и тебе, если не больше. Не кажется ли тебе, что мы только что нащупали почву под моими безосновательными рассуждениями?

— Слушай, давай сменим тему, а то ты меня как-то неловко заставляешь себя чувствовать.

— Того я и хотел. Кто-то любит когда ему дрочат, кто-то упивается тем, какой он непривлекательный мудак. Есть ещё те, у которых маленький член и они любят, когда над ними смеются. Есть ещё пидерасты…

— Хватит.

Потом мы какое-то время не разговаривали. Потом я кончил.

— Чай-то будет хоть время попить?

— Нет, мы уже закрываемся.

Май 27th, 2015

30

Раньше я шёл по улице, видел красивую девушку и думал: «Вот бы её в кровать затащить». Теперь иду по улице и думаю: «Заговорить бы с ней, но вдруг она трахаться захочет, а мне оно зачем?» Я об этом подумал, когда заметил, что вчера мне исполнилось 30 лет.

Обновлений в последнее время мало в блоге, но это связано в основном с переездами. Скоро, надеюсь, я вернусь к писательству заметок. Пока не успеваю физически.

Февраль 7th, 2015

Слава Украине!

Рассказ будет довольно унылый, потому что сам опыт тоже был довольно унылый и не оставил какого-либо эмоционального отклика в моём сознании. Но рассказать всё таки надо.

Предыстория

На Украину я поехал почти случайно. Началось всё с того, что некая «девушка» написала мне на почту, утверждала, что ей 18 лет, и что она девственница. Хотела, дескать, чтобы её первым мужчиной был кто-то опытный и приятный, а не какой-нибудь обдристный студент. Мы с ней немного поговорили, она скинула какие-то свои фотографии. Письмо изначально было подозрительным, а фотографии были ещё подозрительнее — я не помнил точно где, но лицо девушки было слишком знакомым. Фото из чиста тех, что регулярно постят фейки ВК.

В ходе общения девушка захотела общаться со мной в WhatsApp, мы обменялись номерами телефонов, и конечно же первым делом я этот номер ввёл в Гугл. Оказалось, что телефон принадлежит какому-то Геннадию, продающему машину. Спросил у собеседницы почему её зовут Геннадий, после чего ни одного ответа я больше не получил. Звонки на телефон Геннадий скидывала.

Но мысль о том, что мне хочется трахнуть девственницу, в мое сознание крепко засела. У меня опыта с девственницей никогда не было, да и желания особого никогда такого не возникало, но когда я почувствовал, что могу получить новый опыт, загорелся этой идеей. У меня когда-то так же было с БДСМ — мне девушка в чате предложила её изнасиловать. Не смотря на то, что я к такому склонен никогда не был, когда тебе прямо такое предлагают и девушка сама изъявляет желание, интерес сразу появляется.

Я знал, что купить девственницу стоит больших денег, поэтому особо не думал, что реально буду кого-то покупать, скорее ради интереса стал смотреть разные группы ВК и доски объявлений на эту тему.

Рынок девственниц

Конечно, просто просматривать объявления я не смог, некоторым стал писать. На тот момент наверное я не думал, что реально с кем-то встречусь, было просто любопытно. Цены девушки называли порядка 200-400 тыс. рублей. Реальных объявлений были, пожалуй, единицы. Естественно, все объявления были из стран бывшего СНГ, под боком на Кипре никого не нашлось.

Некоторые девушки отвечают на письмо: «Прежде чем начнём общаться, докажи свою платёжеспособность, кинь мне 5000 на телефон». На такую разводку я конечно не вёлся. Другие девушки были слишком молоды и тут явно пахло провокацией. Я наталкивался на «девушек» 13 лет, которые предлагали себя очень навязчиво и было понятно, что цель «девочки» не девственность продать, а получить звёздочку на погоны. Были девушки 18-ти лет, которые зачем-то хотели встретиться прямо срочно. «Надо продать девственность после-завтра, позже меня не устраивает, дай свой номер телефона». Что именно это за разводка я так и не понял, но то что на что-то разводили — это явно.

Из того, что я прочитал на форумах, очень многие девушки продают девственность многократно, зашиваясь по много раз. В уже заблокированной группе ВК был даже чёрный список таких «девственниц», работающих годами. Думаю, что я на таких тоже нарывался. Среди тех, с кем я общался, были слишком уж деловые барышни, разговор с которыми больше походил на разговор с диспетчером интим-салона, нежели чем с неопытной девицей.

Одна девушка пыталась продавать девственность совсем за дёшево (30000), но она была жирная.

Было несколько более-менее нормальных девушек, с которыми я тоже списывался и даже общался. Я бы купил у них девственность, но было жаль денег, девушки были хоть и нормальные, но не идеальные, ехать надо было куда-то очень далеко. В общем хоть и хотелось, но не очень-то сильно. К сожалению, две девушки, с которыми я поддерживал связь, и которые таки продали девственность, денег так и не получили — вместо обеспеченного мужчины их встретили молодые отморозки, которые их избили и изнасиловали.

В результате девственность я всё таки купил, но хотелось бы предостеречь и мужчин и девушек от этого: это того не стоит. Кому-то конечно удаётся гладко провернуть такую «сделку», но риски слишком высоки. Девушку либо изнасилуют и ограбят, либо выложат переписку с фотографиями в Интернет, мужчину скорее всего либо просто попытаются кинуть на деньги, либо будут шантажировать. Ну либо купите старую проститутку втридорога, которая девственницей уже раз 50 была. Можно ещё искать девственниц через сутенёров, которые сейчас называют себя «агентами», и это будет безопаснее и для девушки и для мужчины. Но сутенёру придётся переплачивать, да и шанс нарваться на настоящую девственницу тает с таким подходом.

Когда я уже практически забил на идею покупки девственности, я встретил ВК девушку, которая, не знаю чем, но меня зацепила. Сложно объяснить как именно это произошло, но пообщавшись с ней непродолжительное время я понял, что хочу именно её. Вернее даже не то чтобы именно её, скорее я просто понимал, что она практически идеальна и в общении и внешне, совершенно не похожа на фейк, и она выглядела наименее рискованным вариантом. Помимо этого ей было 18 и мы договорились на 100000 руб., что одновременно и законно и сильно дешевле, чем обычно требуют. Я знал, что мысль о девственнице меня уже не отпустит, и было бы правильнее пойти на это сейчас с более-менее нормальной девушкой, чем потом, может быть через год, нарваться на какой-то развод или криминал. К тому же девушка была мне приятна и как человек, что для меня очень немаловажно.

Я ей тоже приглянулся. По её словам, ей писали до этого либо психопаты, которые говорили вещи вроде «Ты должна называть меня повелителем», либо явные фейки. Один потенциальный клиент, который казался ей адекватным, попросил её раздеться перед вебкой, а затем шантажировал её записью. По моему совету она оборвала все контакты и удалила свой аккаунт, угроза вроде как миновала. Ещё один зрелый вполне мужчина признался, что он сам девственник и поэтому хочет, чтобы его первая девушка так же была неопытна. С опытной он стесняется (от себя таким мужчинам в очередной раз хочется посоветовать проституток).

В итоге я таки решился поехать. Поездка выглядела стрёмной и рискованной: на Украине как никак идёт война и у меня в кармане паспорт вражеского государства. Говорю я тоже на вражеском языке. Ехать пришлось даже не в Киев, а в далёкий город Н. При себе у меня была довольно крупная по меркам Украины сумма денег, а в городе Н. меня ждало неизвестно что. Я конечно общался с этой девушкой по скайпу, но это ничего не значило, да и общение было подозрительным во многих аспектах. Однако, к риску я впринципе склонен, так что поехал.

Помимо волнения в связи с очевидными подстерегающими опасностями, меня тревожила и этическая сторона дела. Пока я осмысливал эту поездку, меня не покидало ощущение, что я делаю что-то неправильное. Я действительно боялся как это потом на ней скажется. Конечно она ложилась со мной в кровать по собственному желанию, но было страшно, как это может отразиться на её дальнейшей жизни. Вдруг ей понравится и она станет проституткой? А ведь работа проститутки не так уж хороша, и я был бы виноват в её выборе. Или наоборот я окажусь настолько омерзительным, что она потом вены вскроет после секса?

В итоге я рассудил так, что девственность она продаст в любом случае, а я хотя бы совершенно точно не буду её бить, обманывать, насиловать. Девушки из числа знакомых, с кем я обсуждал их первый секс, рассказывали довольно унылые, а порой и стрёмные истории, так что у меня даже была уверенность, что я смогу быть лучшим партнёром для первого раза, чем большинство мужчин, кого она могла бы встретить. То есть я как бы хороший, поэтому я подумал, что мне можно. Ну и я отлично понимал, что если не куплю девственность у неё, когда-нибудь куплю девственность у кого-то другого и опять встанут те же этичекие дилеммы и всё равно я отброшу сомнения в итоге. Поэтому я более-менее успокоился.

Читатель спросит: а зачем она вообще надумала продавать девственность? Я её тоже спросил. Оказалось, чтобы платить за учёбу, а ещё ей хотелось купить фотоаппарат. Сама девушка приличная, из хорошей интеллигентной семьи. Никаких проблем у неё особо нет. Учится не особо хорошо из-за чего переживает, родители строгие — но это самое страшное что происходит в её жизни.

Украина

Границу я прошёл почти без проблем. На протянутый мной российский паспорт женщина в будке меня спросила есть ли у меня какие-то документы, удостоверяющие цель поездки. Я сказал что нет, она ответила, что не уверена, что меня разрешат пропустить. Я зиганул сказал, что в России не живу и не появляюсь, а работаю постоянно на Кипре, о чём есть целая наклейка в моём паспорте. Показал обратный билет через 3 дня. Сказал, что лечу к девушке.

Женщина куда-то позвонила, пересказала то что я изложил и меня пропустили. Дословно я разговор не запомнил, но общались все очень вежливо, у меня остались только приятные впечатления.

В самой Украине я не то чтобы много, но общался с разными людьми. Сходил в вегетарианский ресторан «Имбирь». Погулял по городу.

Могу сказать, что на Украине всё спокойно. О том, что идёт война, если не знать, то можно и не догадаться. Единственное что на поездах едет много военных. С русским языком проблем никаких нет. Перед поездкой я морально был готов говорить на английском, но на деле все говорят на русском. Украинскую речь за 4 дня я слышал лишь трижды. В то же время рекламные брошюры, ТВ-передачи, информация на вокзале — всё только на украинском. Это довольно странно: я был только в двух городах Украины, но там действительно почти никто украинский не использует.

Русский язык, конечно же, никто не притесняет. Даже русский паспорт никого не волнует. Я, честно говоря, ожидал другого. Хоть я путинской пропаганды на Кипре не слышу и не верю, но даже на меня она, как оказалось, возымела эффект: я ожидал увидеть в Украине нищету, холод, агрессию к русским, а этого ничего не было.  В бытовом плане на Украине хорошо. Киев после Майдана восстановлен (по крайней мере там где я бродил), электричество стараются экономить, но никаких проблем это не вызывает. То есть это не жёсткая экономия, просто горит меньше освещения, вот и всё.

Сами украинцы — люди очень милые и приятные. Женщины — наверное как в России. Особой разницы не заметил.

Я конечно же каждого встречного расспрашивал о политике, прислушивался к разговорам в поездах. Мнения о Майдане бывают двух видов. Половина людей, которых я слышал, говорили, что стало лучше. Другая половина говорила, что ничего не изменилось. Таких, кто был бы Майданом недоволен, я не встретил.

К российской агрессии, конечно, относятся плохо, это и понятно. Но на русских, как я убедился на собственном опыте, это не сказывается никак. Собственно русских на Украине довольно много и они никак не страдают. Русские, правда, бывает ведут себя агрессивно. Киевский таксист сказал, что русские дети обзывают украинских детей в школе «бандеровцами». У него как раз сын учится в школе. Девушка, к которой я ехал, тоже русская и тоже за сепаратистов, но на мои вопросы о каких-либо реальных проблемах у русских в Украине она ответить не смогла. Никаких проблем нет, кроме российского телевидения.

Единственное что чувствуется, это некоторое ощущение превосходства, которое испытывают украинцы. От многих я слышал мнение, что у них уже совсем другой европейский менталитет, совсем не такой как у русских. У русских менталитет «ватников и совков», а Украина уже полноценная европейская страна. К сожалению, у меня у самого такого впечатления не сложилось. Чисто внешне всё выглядит как в России в начале 2000-ых. То есть если забрать у русского деньги и вытащить из башки пропаганду, то получится современный украинец. Я слышал несколько раз фразы вроде «Женщина, ну куда ж вы прёте, вам шо, больше всех надо?», и, как человек, проживший год в Европе, я могу сказать, что на Европу это совсем не похоже. Уже перед отлётом немного побродил один по ночному Киеву и увидел какую-то драку среди гопников. В общем, не похоже, чтобы менталитетом украинец от русского чем-то отличался.

Я не могу рассказать об Украине много, потому что во-первых мало где был и мало что видел, а во-вторых потому что всё что видел, я видел в России 10 лет назад. Ничего нового к российским впечатлениям добавить не могу. Разве что люди кажутся подобрее, что вызывает симпатию, но тут вероятно сказывается контраст с тем, что я ожидал увидеть и что увидел на самом деле.

Ещё очень поразили поезда. В Украине самые офигительные поезда что я где-либо встречал. Я их правда видел только в России и Италии, но украинские поезда легко дают фору и тем и другим.

Секс

Не буду писать подробно как что прошло. Мы с ней не общаемся, но если мало ли она прочитает этот текст с порнографическими подробностями, то, думаю, ей будет не приятно. Мне хотелось бы этого избежать, поэтому порнографии не будет в этот раз.

В городе Н. я снял номер в лучшем отеле. Не хотелось, чтобы её первый секс был в клоповнике, хотелось как лучше. По уровню было действительно неплохо, даже с хорошим рестораном. Весьма удивительно, учитывая, что это за город.

Подумал ещё, что было бы неплохо как-то поухаживать за ней, чтобы она не чувствовала себя проституткой, а чувствовала себя именно желанной женщиной, какой она в общем-то и является. Поэтому в первый день мы пошли не в спальню, а в ресторан, после я подарил ей хороший парфюм. Я её проводил до остановки, на прощание получил поцелуй в губы.

Секс случился только на второй день нашего общения. Она обещала приехать утром, но приехала лишь в 2 дня. Я уже думал, что она передумала, был чертовски зол и начал паковать вещи. Тем не менее она появилась. Вначале был небольшой эпизод нерешительности. Мы оба сидели друг напротив друга и тупо глядели перед собой. Она сказала:

— У меня сейчас есть большое желание вскочить и убежать отсюда.

— Ты можешь уйти. Вскакивать и убегать не обязательно, я не буду тебя преследовать, я не насильник. Но мне не хотелось бы, чтобы ты уходила.

Она встала, подошла ко мне, мы начали целоваться. Я решил, что всё таки и ей и мне хорошо бы сходить в душ. Это вообще хорошо делать перед сексом, а учитывая, что у неё будет кровь, так и вообще показано.

После душа принялись за дело. Удивительно, но при совершенно идеальной внешности, она комплексует, потому что она, по её мнению, «жирная». Это абсолютная не правда, я попытался делать ей комплименты, но она, кажется, не поверила.

Сам секс прошёл почти безболезненно. Кровь была, но немного. Перед этим я начитался всего чего только смог найти в Интернете о том, как лучше всего заниматься сексом с девственницей, так что, как мне показалось, я всё сделал не плохо. По крайней мере общение у нас прошло хорошо, она наговорила мне кучу приятных слов.

Никаких значительных достоинств или недостатков секса с девственницей я не обнаружил. Да, она не особо синхронно двигается, что мешает в некоторых позах. Зато ощущение того, что ты первый, немного добавляет к возбуждению. Но в общем-то это по большому счёту всё мелочи. Те деньги, которые девушки запрашивают за «самое дорогое» совершенно себя не окупают. Я был бы не против ещё раз заняться сексом с девственницей, но это должно стоить минимум в 10 раз дешевле.

Когда член входит первый раз во влагалище и разрывает плеву, это ощущается как будто ты тянешь пробку из бутылки вина. Вначале член довольно туго идёт, во что-то упирается и будто его резиной тянет обратно, а потом он резко проскакивает внутрь. По ощущениям — ничего особого.

В конце, кстати, от денег она попыталась отказываться. Говорила, что ей деньги стыдно брать, что всё прошло куда лучше, чем она думала, и что она чувствует, что это она мне должна осталась, а не я ей. Я всё таки ей заплатил (и немного сверху), но мы договорились, что я ей просто помогаю с учёбой как друг, а секс у нас был по взаимной симпатии бесплатно. Только на таких условиях она согласилась брать деньги.

Потом мы ещё валялись в кровати, разговаривали, целовались. Долго не могли отлепиться друг от друга, когда я уже проводил её на автобус. А потом она уехала домой, а я поехал в аэропорт.

Резюме

Ещё раз хочется всех отговорить от подобного опыта, и девушек и мужчин. Оно того совершенно не стоило. И для девушек и для мужчин подобный опыт очень опасен. Я слабо понимаю какой именно развод может быть с такими объявлениями со стороны женщин, но разводят явно много, причём пытаются вытащить на встречу. Понятное дело, что ничего хорошего на такой встрече мужчину ждать не может. Девушкам по понятным причинам размещать такие объявления опасно втройне.

Если у кого-то из читателей не было девственницы, то смею заверить, что разницы между девственницей и недевственницей нет почти никакой. Конечно, это в том случае, если вы не слизняк, а сами можете проявлять инициативу в постели, так как понятно, что девственница ожидает, что вы будете её «учить». Если вы на это не способны, вам такой опыт вряд ли понравится. Если же вы уверенно себя ведёте, разница будет невелика.

Я конечно не жалею, что поехал. Это ещё один опыт в мою копилку, который бывает очень мало у кого. Дополнительно к этому я знаю теперь какого трахаться с девственницами. «Так же как и со всеми остальными» — это в общем-то тоже результат. Но если бы я знал заранее достоверно, что эмоции будут именно такие, то никуда бы я не поехал, этот опыт оказался совершенно не интересен для меня.

С девушкой мы потом какое-то время продолжали общаться. Она действительно очень милая и приятная в общении, но тем не менее общение сошло на нет в итоге. Главное, что я вынес из этого общения, это то что вреда я ей не причинил. Она не страдает, не чувствует себя плохо, у неё не осталось никаких негативных воспоминаний об этом опыте. Проституткой быть не хочет, вскрываться тоже не собирается, собирается продолжать получать образование и работать по профессии. В общем получилось всё не плохо в результате.

Ну и Украина приятно удивила. Я даже подумал, что легко мог бы там жить. Конечно, это очень вряд ли, я предпочту Европу или Америку, но мне показалось, что на Украине жить было бы приятнее, чем в России.

Декабрь 10th, 2013

Еще одна

Вот такая вот спортсменка, комсомолка националистка и просто красавица:

nazi1nazi2nazi3nazi4nazi5

Дополнительные услуги

Услуги предоставляю только в презервативе!только для русских!!! постоянным клиентам-бонусы и скидки!

О себе

яркая и красивая! умная, общительная и сексуальная! я не проститутка, я гейша! я не просто занимаюсь сексом я еще общаюсь с мужчиной! очень необычная и яркая девушка с настоящей бразильской попкой! не салон!на звонки отвечаю сама!

Нижегородский р-н, позвоните и я вам все скажу!

Цены

Апартаменты Выезд
1 Час 4000 Руб 4000 Руб
2 Часа 7000 Руб 7000 Руб
Ночь 15000 Руб 15000 Руб

Больше ссылок: еще досуговый сайт, контакт.

11

Уважаю, чо.

Июль 4th, 2013

Девки в порно

В комментариях оставили ссылку на сайт, кратко деятельность которого можно охарактеризовать так: некие ребята предлагают девушкам ВКонтакте секс за деньги, девушка соглашается, они просят её интимные фотографии. Затем девушку шантажируют и унижают, а все данные на неё, включая фото, выкладываются на сайт и отправляются родственникам.

Я описывал некоторое время назад, как я сам искал девушек для порнофотосетов, но я сразу должен оговориться, что к какому-либо шантажу, морализаторству или унижению девушек, которые соглашаются на такие съемки, я отношусь резко негативно. Людей, которые таким занимаются, я считаю ублюдками и за руку с ними никогда не поздороваюсь.

Эту заметку я начинал довольно давно, сейчас же решил, что будет уместно дописать черновик и выложить его. Тут я рассказываю ряд аспектов о съемке порно. Сам я довольно давно этим уже не занимаюсь, приелось, да и сам я постарел, но думаю, что большинство написанного тут по-прежнему актуально. Там где в статье описывается настоящее время, на самом деле это время прошедшее, мне просто сложно это всё выправлять.

Деньги

Во-первых, то что за подобные съемки или услуги платят много денег — это миф. В Интернете можно увидеть самые разные объявления в духе «100000 за ночь, всё строго конфиденциально», но чаще всего это не правда. То есть исключения, конечно, бывают, но очень редко, 100000 за ночь получит одна из тысячи. Такая же ситуация со всякими знакомствами с олигархами, секретаршами с интимом и подобным.

Немного цифр из реального опыта.

Один знакомый бизнесмен средней крупности два года назад взял себе на работу «секретаршу с интимом», оклад её составлял 40000 в месяц, девке 18 лет, модельной внешности, студентка довольно престижного ВУЗа, но тупая. Он её трахнул несколько раз, потом понял, что проблем с женой это не решит, и уволил её как ненужного и очень глупого сотрудника. Для поиска он просто дал объявление в газете, что нужна секретарша, не упоминая интима (хотя само указание возрастных ограничений 18-19 лет по идее явно указывало на характер работы), собеседования проводил лично, первая же приглянувшаяся ему девка согласилась.

У меня есть знакомые, которые снимают для Met-Art-а и платят девушке за фотосессию по 6000-8000 рублей. Это включает фотосет на несколько часов, за время которого отснимается несколько серий фотографий, которые потом публикуются в Интернете на крупных сайтах. Моделей они ищут либо через агентов, либо лично всё в том же ВКонтактике.

Цена услуг на интим вообще невелика — за 3000 можно найти очень красивую и молодую девушку на час. Для этого достаточно зайти на любой сайт с проститутками.

Цена за съемки, включая видеозапись секса, колеблется от 6000 до 20000, в зависимости от возраста и профессионализма модели. Высокую цену обычно набивают начинающие, которые пока не знают реального положения вещей. Низкую — либо совсем молодые девушки, которым нужен хоть какой-то заработок, либо стареющие  или с явными дефектами.

Конкретно из того, что было в моей практике: 15000 просила за съемку модель X-Art, 10000 просила за съемку модель Private, 8000 просила за съемку девушка, которая нигде не снималась, 4000 просила за съемку модель, которая ходит по подиуму, но эта съемка была на условиях наличия на лице маски.

Я, конечно, беру тут нижние ценовые планки. Если почитать форумы, то можно увидеть истории как мужики засовывают по 20000 в трусы девке на стриптизе просто за то, чтобы она перед ними потанцевала топлесс. Таких историй тоже довольно много. Существует весьма жирная прослойка людей, которые готовы платить много за самую мелочь, но встречное предложение от девушек все равно намного выше. Кто-то из них работает таким образом редко, но хочет зарабатывать много, кто-то часто, но за небольшие деньги.

Работать за небольшие деньги чаще всего намного безопаснее. Среди предложений, которые обещают сверхприбыли за ту или иную работу, реальных довольно мало. Во-первых, конечно, есть много дегенератов, которые пытаются просто развести девушку на интим-фото, подрочить на них, а девушку выставить шлюхой публично. Такой своего рода болезненный извращенный фетиш. Этого действительно очень много. Реальные предложения такого порядка оплаты существуют, но надо понимать, что часто они исходят от людей опасных самих по себе — в России крупные бизнесмены очень часто вылезли из бандитизма, а уж чиновники и подавно никаких моральных принципов не имеют. Это относится не ко всем, конечно, но неприятных историй хватает, когда на первый взгляд приличные люди заставляли девушек насильно делать что-то, что для неё неприемлемо, избивали или насиловали толпой. Деньги она получала в итоге, но за гораздо большее, чем за то, на что была согласна.

Если говорить о кидалове, то очень распространены «кастинги». Девушке обещают сверхприбыли, если она пройдёт кастинг (за последний она может получить баксов сто-двести вполне), а сам кастинг обязательно подразумевает под собой секс, зачастую групповой. Многие ведутся, а потом «увы, не прошли кастинг».

Часто изначальный гонорар ставится высоким, но когда дело доходит до реальных переговоров, оказывается, что эта цена за «полный набор», включая приём золотого дождя, анальный фистинг бейсбольной битой и окончание внутрь без презерватива. Понятно, что на это мало кто идёт, и гонорар в 100000 сразу падает на порядок.

Про престижную «работу за границей с очень богатыми людьми», пояснять, думаю, вообще не стоит.

Есть, конечно, и истории успеха. Знакомая стриптизёрша единоразово «не насосала, а подарили» на квартиру и машину. Но сейчас она как и все снимается в порнухе за 15000 рублей (успеха большого не имеет, снимается довольно редко).

Чтобы совсем уж вас убедить в том, что в порно нет больших денег, приведу экстремальный пример. Сайт LezPoo предлагает своим моделям от 5000$ до 15000$ долларов за съемку. Кажется, что это много, пока вы не увидите что они снимают: за эти деньги девушки блюют друг другу в рот, едят какашки и ставят клизмы, направляя струи поноса в лицо друг дружке. Сайт принципиально работает только со знаменитыми, красивыми, молодыми и известными порно-моделями, сам же сайт — самый популярный и крупный в этой нише (и так чисто для прикола, чтобы шокировать: авторы сайта участвуют в поддержке зоозащитных организаций и выступают против вивисекции). Если девушка не хочет есть какашки и блевотину, а только готова пить мочу, то её оплата составляет 1000-2000$ за съемочный день.

Я думаю после таких цифр любые иллюзии о сказочных доходах в интим-сфере должны разрушиться. Повторюсь, конечно, что есть и исключения — я знаю и весьма успешных моделей, которые часто и много снимаются за хорошие деньги, есть проститутки, которые берут 20000 за час. Но это совершенно не массовое явление и существует оно только за счет того, что некоторые любят разбрасываться деньгами, самоутверждаясь таким образом, либо что им проще заплатить агенту 1000$ за сватовство с порноактрисой, а потом и ей самой отстегнуть 5000$, нежели заморачиваться лично поисками. Но тех же самых порноактрис я сам трахал за 2000 рублей. В экономике это называется «сегментацией цены» — один и тот же продукт может продаваться за разные деньги в зависимости от того сколько клиент готов за него платить. В интим-сфере это распространено повсеместно.

Контингент

Всё, конечно, не ограничивается деньгами. Очень важно кто эта девушка и откуда.

Довольно сложно уговорить на съемки в порно какую-нибудь бизнес-вуман или арт-директора. Это возможно, если она вам доверяет, и если это любительский уровень и материал не будет опубликован, но конечно просто так взять и написать случайной старшей инженерше и получить секс за 2000 вряд ли удастся. Важен тут и возраст, и образование, и доход.

По ощущениям наибольшая сексуальность у девушек наблюдается в 16-19 лет, а потом начиная от 25-ти и выше. В этот возраст у девушек зудит между ног, им нужны эксперименты в постели, им хочется почувствовать что-то новое, да и просто нравится трахаться. В возрасте 19-25 это по моим личным наблюдениям проявляется гораздо меньше — первое любопытство к сексу и собственному телу уже прошло, а какой-то взрослой животной женской страсти еще не сформировалось.

(Помечу на всякий случай, что 16-ти летних я в порно не снимаю и не снимал — соблазн трахнуть на камеру сочную молодую девушку конечно огромен, но и сидеть потом не хочется; сужу об их сексуальности я из тех предложений, которые мне поступали от самих девушек, и которые я отклонял).

Но собственно о том, кто снимается.

Во-первых, это клубная молодежь. Если у девушки ВКонтакте фотографии из клубов, то её можно сразу брать и трахать. Они, правда, хотят за это денег выше среднего: интим-услуги по не самым низким ценам в этой среде вполне нормальное дело, многие девочки из клубов привыкли садиться в дорогие машины к детям чиновников и ублажать их за подарки. Но сторговаться с такими девушками вполне возможно.

Во-вторых, это девушки, располагающиеся сравнительно далеко от федеральных центров. 10000 рублей для Москвы — деньги несерьезные, а если девушке до Москвы надо ехать полтора часа на электричке, и выбирается она туда лишь изредка, то это уже совсем другой разговор. Самое выгодное искать девушек, которые вообще не особо сильно знакомы с компьютерами и которые слабо себе понимают риски огласки — таких можно искать по знакомым, и на самом деле таких тоже хватает (как крайний случай: года три-четыре назад я был у проститутки, которая никогда в жизни не сидела за компьютером).

В-третьих, это профессиональные модели из модельных агенств. В сфере фотографии опять же реальные денежные предложения большая редкость, кто бы что ни говорил. Подавляющее большинство моделей оказывают интим-услуги и готовы сниматься в самых различных жанрах. Если модель уже опытная, и понимает, что ей особо ничего не светит (реально светит 0.5% девушек), а кроме как позировать она ничего не умеет, то она будет согласна сниматься за минимальные деньги. Здесь есть нюансы: девушки, которые имели хоть какой-то опыт коммерческой съемки обычно сразу склонны набивать себе цену и сильно гордиться, но те же, кто такого опыта не имели, либо имеют нереализуемые амбиции и  сниматься не будут, либо наоборот рады любой возможности заработать. Для последних даже съемка с раздвинутыми ногами — способ самоутвердиться в собственных глазах как коммерческой модели. Какое-то время они могут колебаться и отклонять такие предложения, но им всегда есть смысл написать через месяц-два.

Четвертая категория девушек — это малолетки. Я не знаю реальных случаев, чтобы кто-то из них снимался именно в порно или чтобы кто-то из фотографов таким занимался, но многие мне говорили, что снимались откровенной эротике для Мет-Арт и присылали соответствующие фотографии с раздвинутыми ногами для резюме. На Мет-Арте реально многим девушкам нет 18-ти. Можно было бы подумать, что снимаются только какие-то подростки из неблагополучных семей, но это не так: часто мне писали девушки, родители которых весьма обеспечены. У них всё есть, и айфон, и айпад, и макбук, но вот только не дают родители денег на карманные расходы, так как боятся, что она будет покупать на них «Ягу» и наркотики. Таких девушек довольно много и они горят желанием сниматься за самые копеешные суммы, но конечно они редко находят себе работы именно в фотографии — работать с такими девушками довольно стрёмно из-за дурацких законов. Зато они часто занимаются эскортом для золотой молодёжи — некоторые девушки, которые мне писали, перечисляли мне как заслугу количество своих партнеров. В 16 лет они конечно глупые просто до безумия, очень жаль, что у нас законы запрещают их снимать — я бы тогда развернулся.

Пятая категория — это подружки моделей. Большинство моделей скрывают факт своего участия в подобных съемках, но тем не менее бывают случаи, когда девушка делится своим опытом с подругами, и такой заработок кажется им привлекательным. Работа не сложная, интересный опыт, хороший секс, получаешь помимо удовольствия еще и деньги — это правда выглядит очень здорово и привлекательно, и по большому счету это действительно не плохо. Таким путём на съемку может придти совершенно любая девушка из совершенно любой страты без каких-либо ограничений.

Надо при этом, конечно, понимать, что всё написанное — это очень беглый и поверхностный обзор. Есть много нюансов. Например, я никогда не пишу девушкам, у которых много студийных фотографий на страницах — они обычно уже регулярно снимаются обнаженными у какого-то фотографа и новый фотограф им не нужен, поскольку они не доверяют сторонним людям, либо же они видят в этом заработок и заламывают высокие суммы за съемку.

Многие девушки, которые изначально соглашаются, потом сливаются в последний день. Собственно опыт показывает, что большинство девушек, которых разводят на секс различные «борцы за нравственность» в реальности на такой эксперимент не пошли бы. У меня была куча случаев, когда я бронировал зал для скромного «ню» или даже съемки топлесс, но в последний момент девушка пропадала.

Очень любят сниматься обнаженными субкультурщины (в том числе и националистки, да), но именно обнаженными — порнухи они боятся. Бойко соглашаются на съемки всякие кремлевские девицы, однако они в этом плане опасны — у меня были случаи, когда я явно понимал, что меня разводят для того, чтобы выставить каким-нибудь педофилом на камеру, хотя девушка утверждала, что ей 18. Снять какую-нибудь нашистку без трусов было бы конечно интересно, и вполне возможно принять меры предосторожности, но лениво — желающих и без них хватает.

Очень любят сниматься мамаши. Мне кажется, что после рождения ребенка у них начинают формироваться какие-то комплексы, что их никто не хочет, и они ищут любую возможность почувствовать себя супер сексуальной и желанной и чтобы их как следует трахнули.

Очень хорошо видно по самим фотографиям на странице готова ли девушка сниматься. Если фотографий мало — скорее всего она сама по себе довольно зажатая и раздеваться не готова вообще. Если фотографий очень много и все довольно пафосные — скорее всего она слишком высокого о себе мнения и ждет, что ей олигархи будут падать в ноги. С такой тоже не о чем говорить. Середнячок довольно быстро и легко соглашается.

Ну и так далее. Все нюансы я вряд ли смогу описать, да и вряд ли стоит.

Женское нутро

Есть такое мнение, что мужикам нужен от женщины только секс, а женщины-то они не такие. На самом деле всё совершенно наоборот.

Мужику нужен секс лишь до той поры, пока он не получил его в избытке. Для многих это вопрос самоутверждения — обязательно надо почувствовать себя альфа-самцом, а это не может выражаться никак иначе, кроме как в необходимости трахнуть как можно большее количество баб с как можно большим размером сисек.

Однако в какой-то момент мужик понимает, что у него всего уже было достаточно, трахаться уже не хочется. Можно позволить себе какой-нибудь эксперимент изредка, но не чаще. Становится всё скучно, пора и о душе подумать.

А у женщины наоборот. В какой-то момент в женщине пробуждается самка. Не знаю в каком возрасте точно, но в 16 лет они начинают писать фотографам, что готовы сниматься ню, если никто не увидит, и сами себя фотографируют на айфон. Почти все показывали свои сиськи незнакомым мужикам по вебкамере (из числа тех, кто освоил видео-чаты, конечно).

Многие девушки вообще очень часто снимаются не для того, чтобы заработать, а потому что им это самим интересно. Очень часто девушки сами ко мне обращались с просьбой устроить им фотосессию «ню». Здесь фраза «очень часто» означает, что изъявляли желание фотографироваться у меня без трусов почти все более-менее хорошо знакомые мне девушки и многие знакомые поверхностно. Реально фотографировал я, правда, очень мало кого — желающих значительно больше, нежели у меня есть возможность снимать (а в последнее время я вообще уже ничего не снимаю, так как совершенно приелось на пиписьки смотреть — исключение делаю лишь в очень редких случаях).

Есть еще и такой сценарий, когда начинаешь общаться с девушкой, предлагаешь ей съемку в порно. Она отнекивается, «она не такая», договариваешься тогда на что-нибудь совсем скромное в стиле раннего Fame-Girls. Девушка снимается, получает фотографии, довольна. Проходит время, она уже позирует откровеннее. Потом спрашивает:

— Рома, ты помнишь предлагал мне съемку в порно? Я подумала, и решила, что согласна, но только если мы будем делать это вдвоем и никто больше не увидит.

— Да, помню, предлагал, — отвечаю я. — Но сейчас у меня совершенно нет возможности заплатить тебе, с деньгами туго.

— Ну я много не возьму. Давай не десять, как изначально ты предлагал, а восемь?

— Говорю же, совсем плохо с деньгами.

— Ну давай четыре.

Слово за слово, и вот мы уже трахаемся с ней на камеру за две тысячи рублей. Я никогда не поверю, что ей реально нужны эти деньги — такое бывало у меня с очень небедными девушками — просто девушки сами реально этого хотят и хотят экспериментировать. Это, конечно, сугубо личная съемка получается без публикации — именно по этой причине все порноснимки в моем блоге с закрытым лицом. Деньги наверное здесь играют лишь какую-то психологическую роль, но я не очень понимаю какую.

О том, что девушкам это самим нравится, можно судить и по тому, как они потом просят отправить им фотографии. Тут есть такой момент, что я всегда очень торможу с перекодированием и обработкой фотографий — это скучно, это долго и вообще неинтересно, поэтому часто девушкам приходится мне напоминать помногу раз, что я должен им фото. Это не потому что я плохой, а потому что так получается. И в том числе это касается фотографий с сексом.

Когда я впервые отправлял девушке снимки, на которых я её трахаю, я испытывал некий дискомфорт: вроде это же как-то не прилично. Оказалось, что я зря переживал: мне, например, впоследствии приходилось слышать от девушек фразы в духе «А ты мне все фотографии со спермой на лице отправил? Блин, жаль, что так мало фотографий этих сделали — это самые крутые снимки получились». Были и противоположные случаи, когда девушки просили «только там где я тебе минет делаю не присылай фото». То есть кто-то воспринимает такие съемки просто как эксперимент и интересный опыт, за которой ей тем не менее стыдно, а кто-то хочет увидеть себя в отвязном порно со спермой на лице — каждая девушка индивидуальна.

При этом не надо думать, что в моих фотосессиях участвовали только какие-то опустившиеся шлюхи — на самом деле это были самые разные девушки из самых разных слоёв общества. Я трахал на камеру студентку мехмата, политическую активисту, стриптизёршу, художницу, йогиню, кого-то еще и еще кого-то. Я всех не помню по сферам их занятости, но они были разные и я не могу вспомнить, чтобы про кого-то из них я бы мог сказать, что они глупы либо опустившиеся. Скорее даже наоборот: у меня порой складывается впечатление, что сексуальность женщины неразрывно связана с её интеллектуальным развитием. Те что поглупее вечно пытаются заработать своей жопой в сомнительных историях, и находят в итоге на неё (на жопу) только приключения, а те же что поумнее просто любят разврат и рады новому опыту.

Есть, конечно, и исключения. Если девушка комплексует по поводу своей внешности, в независимости от того насколько хорошо она реально выглядит, она в съемке никогда участия не примет. Если у неё был резко негативный опыт с парнями (это очень частая история, к сожалению), то она так же даже обсуждать съемку не станет. Но это всё же всегда аномалии, пусть и довольно частые. Среднестатистическая нормальная девушка без комплексов всегда рада пойти на разврат.

Конец

Как-то подвести черту под всем написанным не могу. Писал текст давно, в голове он уже совершенно не сидит. Морали тут никакой нет — просто поделился опытом. Трахайтесь на здоровье, чо.

Июнь 20th, 2013

Поцелуй меня в математику

Нашел совершенно замечательную девушку, вот смотрите какую:

danica-mckellar-stuff2 DanicaMcKellar-Maxim-full danica-mckellar-math

Девушка интересна тем, что она — математик. Пишет вот такие замечательные книги:

Girls-Get-Curves-660x1012 hx-giant 51unVd4AS7L[1] 9780452289499_p0_v1_s600

Можно было бы подумать, что это грязный пиар какой-то шлюхи (книги-то не глубокие, если так по правде), но нет. Теорема Чейза-МакКеллар-Винна названа как раз её именем в том числе. Вот она на полном серьезе объясняет суть своей теоремы на какой-то конференции:

danica_blackboard_large

Офигительная я считаю. Она и у Терренса Тао училась топологии и была у него  второй по успеваемости — он о ней очень хорошо отзывается, теорему её имени объясняет там же. Жаль, что я не профессор — я бы себе тоже таких студенток хотел бы. А уж научить чему нашел бы.

Июнь 16th, 2013

Мизулина запрещает оральный секс

Великолепно, я считаю. Мизулина вот сказала:

Наш закон также запретит пропаганду орального секса, так как он не ведет к появлению детей, как и другие нетрадиционные сексуальные отношения.

Гомофобов, которые выступали за запрет «гей-пропаганды», можно поздравить с победой.

Пару лет назад такого себе было невозможно представить. Да и простого закона об оскорблении чувств верующих нельзя было представить. Теперь реальность.

Думаю, еще через пару лет тут будет либо реальный Иран, либо же попов с гомофобами будут вешать и бить палками публично и харкать в их хари. Одно из двух.

Май 14th, 2013

Детство в 90-е

Некоторые читатели просили меня рассказать о моем детстве. Я долго отнекивался, а тут вдруг в голове включилась ностальгическая волна — решил, а почему бы и не написать. Никакого нарратива тут не получится, поскольку детство приходит в памяти отдельными короткими и яркими воспоминаниями, а не связным куском текста. Поэтому эта заметка будет чем-то вроде «20 фактов обо мне», без какой-либо логики или хронологического порядка, бессвязно, без логического завершения, без морали. В точности как это сейчас часто и принято в блогах.

Самое яркое воспоминание детства — это когда от нас ушел отец. Мне тогда было 7 лет, жили мы довольно богато. Отец еще в СССР был главным бухгалтером в Министерстве Машиностроения, а после подался в крупный бизнес. Мы ни в чем себе не отказывали, но примерно в 91-ом году он начал спиваться. Я отлично помню его рассказы о совещаниях и симпозиумах, а так же многочисленных гостей у нас дома — крупных чиновников и политиков. Все они пили беспробудно, возлияние было обязательным ритуалом любого министерского мероприятия. Но все эти чиновники как-то держались и не скатывались в алкоголизм. Отец не удержался. Мы в один миг превратились из семьи зажиточной в семью малоимущую.

Хотя на самом деле он не совсем ушел — его выгнала мать как раз за алкоголизм. В ночь, когда это произошло, мама сказа, что папа уехал в командировку. Наверное, думала, что я дурак. В ту ночь у меня была самая сильная истерика в жизни. После этого у меня начались нервные тики и меня водили к психиатру, который давал мне таблетки, от которых я на какое-то время впадал в полный ступор и не реагировал когда ко мне обращались. Потом таблетки прекратились и я вроде как стал нормальным.

Вообще истерил в детстве я довольно много. В основном с целью влиять на маму. Я многократно объявлял голодовки (честно держал их 2 дня), разбивал сам себе нос и губы кулаками и о стену. Почти никогда мой протест не имел успеха — вместо того, чтобы поддаваться и идти на уступки, мама выдвигала ультиматумы, что если я не прекращу насилие над собой, то она отправит меня в психушку.

Помню однако, что я никогда ничего не просил мне купить, все мои требования были лишь политическими — отодвинуть срок, когда надо отправляться спать, смотреть телевизор больше положенного времени, амнистировать какое-то другое наказание и выпустить условно-досрочно из угла. Исключений из этих политических требований я помню только два: в 7 лет я уговорил родителей купить мне компьютер (отец тогда еще жил с нами), а так же чуть более в раннем возрасте я уговорил родителей купить мне трансформер.

Вообще обладать трансформером всегда было моей самой большой мечтой после компьютера — а это китайское говно, весьма дорогое, сломалось через несколько дней использования. Это была вторая крупная детская моя истерика, которую я запомнил, после ухода отца. Родители тянули с покупкой несколько месяцев, у всех в классе были трансформеры, и сам механизм поражал мое воображение. То чувство горечи утраты, когда у трансформера отломилась нога, я запомнил как одно из самых ярких за всё мое детство. Производителей некачественных детских игрушек, которые впариваются втридорога в цветной упаковке, а потом ломаются, я бы расстреливал без суда и следствия.

Еще я помню, как во дворе через дорогу рос высокий красивый цветок с толстым стеблем, и я питал к тому двору страшную ненависть — у нас росла лишь какая-то трава. Однажды я пришел в тот двор и тот цветок поломал и растоптал.

Из тех же соображений я бил стекла в подвалах и на чердаках. Было желание бить так же стекла и в квартирах на первых этажах, но я так и не осмелился.

Помню, я кидал всё что можно в костры. Найденные или украденные из дома патроны, куски шифера, бутылки — всё что имело хоть какой-то потенциал взорваться, отправлялось в огонь. Впрочем, из всех взрывов, я почему-то запомнил только взрывающиеся в костре куски черепичной крыши. Кидать всё подряд в костры было общим развлечением детворы, и довольно регулярно в новостях проскакивали сводки о том, как кому-то то руки оторвало, то голову. Из моей среды никто так и не покалечился, что в общем-то чудо — сейчас я понимаю, что в детстве десятки раз был в шаге от гибели или инвалидности. Дуракам всё таки действительно везет.

Третья моя крупная детская истерика, которую я запомнил, была как раз из-за того, что я развел огромный костер в дачном дворике и прибежал к родителям похвастаться, что уже вот-вот огонь разгорится и сожжет и дом, и машину и деревья. Тогда я действительно чуть нас всех не спалил, но то что такой крутой костер затушили — было безумно обидно.

Однажды я поджег кресло в квартире. Регулярно жег зажигалкой тюлевые занавески в комнатах — в них очень смешно образовывались дырочки. Когда родителей не было дома, я на кухне жег целлофановые пакеты и резину. Я на самом деле очень теперь боюсь заводить детей, не дай бог будут расти такими же как и я.

Помню, ребята во дворе смастерили дымовуху, напихав в старую куклу каких-то горючих материалов. Мы кинули её в шахту лифта, а в самом лифте остановили какого-то деда, который сидел запертый в дыму, пока не приехали пожарные. Наблюдая спасательную операцию, мы были счастливы успеху нашей дымовухи, и тому, что на нас никто не подумал. Я помню, что это не только мы были такими — все дети вообще были тогда жестокими ублюдками. Впрочем, сейчас вроде бы ничего не изменилось особо в этом плане, но я не могу быть полностью уверен.

Кстати, я до конца школы скрывал ото всех тот факт, что живу без отца, хотя в нашем классе из 30-ти человек я могу вспомнить лишь двоих из полноценных семей. Но после шока, пережитого в детстве, я очень этого стыдился, хотя глядя на некоторых отцов, можно было бы подумать, что неполноценная семья — это даже лучше. Так, отец одного моего школьного товарища рассказывал мне о зоне. С тех пор я знаю, что в тюрьме нельзя играть «на просто так», потому что «в жопу выебут», нельзя заговаривать с петухом чтобы не запомоиться (слово «зашквариться» появилось намного позже), а так же знаю как ответить на вопрос про два стула с «пиками точеными и хуями дрочеными, на какой сам сядешь на какой мать посадишь», когда меня посадят на зону.

Сына своего тот мужик не любил — считал его лохом. А ко мне хорошо относился.

Внутренне же я всегда в школе был ссыклом и тихоней. Именно попытка пересилить страх всегда толкала меня первым проверять тарзанки и лезть в драки. К концу школы я таким образом успел заработать пять серьезных сотрясений мозга. Были, впрочем, ребята, которые лезли проверять новые тарзанки впереди меня. Я думаю, что на самом деле они были еще большим ссыклом, чем я, и тоже пытались что-то доказать себе и окружающим.

Еще в 13 я был футбольным фанатом. Футбол ненавидел, игры не смотрел, футболистов не знал и заочно не любил, но в угоду моде утверждал, что «болею за Динамо». Такой же глубины футбольным фанатизмом обладал мой сосед по парте, азербайджанец. Только болел он за Спартак. По этой причине однажды на уроке русского языка мы договорились драться после уроков один на один, чтобы выяснить, чья команда круче.

Он занимался карате, а я был доходягой. В первые минуты боя я умудрился разбить ему бровь, после чего он меня свалил, мои руки оказались у меня за спиной, а он сел мне на грудь. Ни освободиться из этого положения, ни как-то защититься я не мог. Он спрашивает:

— Сдаешься?

— Нет.

Серия ударов в лицо. Опять:

— Сдаешься?

— Нет.

Так продолжалось очень долго. Кровью я чуть ли не захлебывался, дышать было невероятно трудно. Хуже было психологически — вокруг толпились одноклассники, в том числе самые красивые девочки класса. Я понимал, что бой проигран, но сдаться не мог. В какой-то момент я всё же проявил слабину и на вопрос «Сдаёшься?» ответил утвердительное «Да». Мой оппонент этого то ли не услышал, то ли не захотел услышать. Спросил опять:

— Сдаешься?

— Нет, — срочно одумавшись, снова ответил я.

Я думаю, если бы в то время были телефоны с камерами, то я бы стал звездой какой-нибудь телепередачи с Малаховым, или по крайней мере Ютуба.

Продолжался «бой» сорок минут — начиная с момента как мы вышли с урока, до следующей перемены, когда из школы вышли другие, более старшие ребята, такие же «неславяне» как и мой оппонент, и разняли нас. Забавно, что в этой истории моя мама запомнила, что меня избил «черный», а я запомнил ребят, которые разняли, и одноклассников, которые стояли и смотрели.

Один из парней, который тогда нас разнимал и тащил меня практически бессознательного к школьной медсестре, два года назад попал в аварию и с тех пор лежит парализованный. Он очень хороший человек.

Еще я помню, что всем врал о своих отношениях с девушками. Вначале я говорил одноклассникам, что лишился девственности в 12. Потом в 14. На самом же деле лишился я ее в 17. Помню, что так же врали все мои одноклассники.

А алкоголь я пить начал только в 14. В 90-х это считалось уже слишком поздно — почти все начинали пить раньше. Незадолго до того, как я начал пить сам, в другом классе умер от водки мальчик 12-ти лет — не выдержал организм. В школе этому событию уделил внимание только физрук. Он сказал, что мы все потенциальные наркоманы и алкаши, и что если не хотим подохнуть, то нам не надо пить и употреблять наркотики. Сам он был при этом алкашом, как говорили, хотя пьяным я его не видел.

Если рассказывать детали о школе, то может показаться, что эта школа была какой-то специальной коррекционной для каких-то малолетних отморозков. Когда мы перешли в 9-ый класс, классный руководитель прочел нам лекцию о том, что с 14-ти лет начинается уголовная ответственность, и что теперь нам наши выходки не сойдут с рук. Насколько я знаю, в других школах было хуже, наша считалась очень даже не плохой.

Примерно в то же время произошёл первый громкий теракт на территории Москвы — взорвали дома на Каширском шоссе. Это было очень страшное время. Сейчас к терактам все уже привыкли и не обращают на них внимания, а тогда и я, и очень многие дети действительно боялись, что следующим домом взорвут наш, и быть погребенным под завалами было страшно.

По телевизору рассказывали истории о том, как жильцы домов самоорганизовывались в народные дружины и дежурили ночами во дворах и у подъездов с целью предотвратить новые теракты. Это по-моему был единственный случай за всю жизнь, что я помню, чтобы власти сами призывали людей организовываться. Я хотел вступить в такую дружину, уговаривал маму участвовать в организациях, но на деле ни в нашем районе ни в соседнем никаких организаций по охране домов не было. Я рвался сделать всё сам и следить за террористами на улице один, но мама не выпускала меня ночью. Говорила: «Взорвут — значит взорвут. Отмучаемся наконец».

В связи с терактами я запомнил сюжеты по телевизору — на экране нельзя было увидеть трупов или кусков тел, зато показывали детские игрушки на руинах. Эти сюжеты производили сильнейшее впечатление. Может быть где-нибудь ночью на маргинальных каналах трупы и показывали, но я этого не видел. Сейчас мозги и кишки, дырявые головы и оторванные конечности показывают по всем каналам, и все относятся к этому равнодушно. Хотя девяностые были страшными и дикими временами (что в детстве, впрочем, совершенно не ощущалось), я считаю, что люди тогда были намного чище, чем сейчас, хотя и в то время эта чистота была весьма относительна.

Одной из главных ценностей детства была порнография. Её было ничтожно мало, и как объект для мастурбации мы использовали любое изображение фрагмента женского тела. Нам тогда было 11-12 лет, я как раз в то время впервые в жизни кончил. Мы покупали жвачки с вкладышами, на которых были изображены обнаженные девушки, лишь для того, чтобы на них дрочить. Мы смотрели музыкальные клипы и рекламу, чтобы дрочить на короткие юбки и на чулки. Мы дрочили на фрагмент в фильме «Горячие головы», в котором какой-то мужик капал мёдом на живот какой-то бабе, причем, насколько я помню, никаких половых признаков женщины в фильме показано не было. Поскольку видеокассет и видеомагнитофонов было мало, мы собирались втроём-вчетвером на квартире у одноклассника и дрочили все вместе.

В плане онанизма я был самым скромным. Из-за фимоза у меня не открывалась головка, и из-за этого я никогда не снимал штанов, когда дрочил при одноклассниках. Очень стеснялся и никому не показывал свой член. Остальные одноклассники не стеснялись. Помню, мы устраивали соревнования кто быстрее кончит. Некоторые одноклассники пробовали сперму на вкус. Я не пробовал — мне было противно. Впервые вкус спермы я узнал лишь в 27 лет — я кончил девушке в рот, она сглотнула, и мы тут же стали целоваться. Но привкус остался.

Я вообще думаю, что дефицит порнографии и повсеместное распространение уголовной субкультуры в 90-е стало причиной нынешней повальной гомофобии и борьбы за нравственность с повальным же распространением различных опасных сексуальных девиаций. Недоступность и запретность порнографии и сексуальной темы породила огромное количество фетишистов и людей с сексуальными комплексами, а уголовная субкультура сделала многие вполне невинные фетиши и шалости запретными. В итоге у нас сейчас все поголовно гомофобы, но те же гомофобы из своих гомофобских побуждений, как только считают, что им предоставилась такая возможность, занимаются в первую очередь гомосексуальным насилием, нередко различными предметами и с особой жестокостью, например в тюрьмах, или же вообще просто так, как в недавнем случае в нацистом Боровиковым или убийством Владислава Торнового.

О школе у меня остались очень негативные воспоминания. Два главных воспоминания — тотальное невежество учителей (за редким исключением), и тотальное лицемерие. В лицо это «любимая учительница», за стенами класса «старая сука». Лицемерили и сами учителя — плели интриги между собой, в которые вплетались дети. Либо ты любимый ученик у учителя по русскому языку, либо у классного руководителя. Некоторое количество неудачников не любили оба учителя, самые же лживые, лизоблюдские и лицемерные ученики были любимчиками у обоих. Для этого надо было ругать одного учителя и хвалить в лицо другого и наоборот в зависимости от урока. Родителям моих друзей классный руководитель рассказывала, что я на них плохо влияю, и советовала им со мной не общаться. Моей маме классный руководитель говорил то же самое про моих друзей. Это видимо была её месть за то, что я не участвовал в школьных спектаклях, которые для классного руководителя были очень важны. На вручении аттестатов она меня единственного назвала не по алфавиту, а где-то в конце списка.

Некоторые учителя были прекрасными методистами, некоторые были идиотами. Одна учительница по математике рассказывала нам неправильный способ умножения чисел в столбик. Она просто сама не поняла алгоритм по которому умножаются числа, и преподавала нам его в соответствии со своим представлением. При всех разговорах о сильном советском образовании, большая часть родителей, даже зная, чему учат в школе на математике (тогда очень многие мамы проверяли уроки у детей), не заметила никакого подвоха в вычислениях. Скандал подняла моя мама и мама моего друга, после чего учительница по математике сказала, что «это был новый научный метод умножения, его еще не успели широко апробировать, и видимо она поспешила с его внедрением».

Другая математичка была прекрасным педагогом и математиком. Её все обожали и любили у неё математику, но любили так же над ней и подшутить из-за смешной нерусской фамилии и имени. Продержалась она чуть больше года, а потом у неё видимо сдали нервы — она резко превратилась в самого равнодушного, несправедливого и циничного преподавателя. Орать начала больше всех других учителей вместе взятых, полезные знания, которые она нам сообщала, стали стремиться к нулю.

Был прекрасный учитель английского. Материал знал отлично, доносил его великолепно, отношения с учениками у него складывались прекрасно. Его очень уважали и родители, и дети, и другие учителя. Он продержался год, а потом очень быстро спился. Он пришел работать в школу сразу после института, был наверное самым молодым учителем, всегда ходил в пиджаке и галстуке. Когда он начал пить, то бывало такое, что он просто спал в классе на стуле несколько уроков подряд. Ученики заходили на перемене и уходили, он этого даже не замечал. Когда почувствовали его безобидность и свою безнаказанность, то на его пиджаке мы стали рисовать мелом, в волосы вытряхивали мусорное ведро. Естественно, что я был в этом в первых рядах. Когда ему спящему уже отвешивали откровенные подзатыльники, он реагировал лишь отрывочными невразумительными фразами типа «Ааа, ребята, как вы сюда попали, где мама?», и дальше проваливался в сон.

Потом его уволили и он не мог найти работу. Через какое-то время он приходил в школу, околачивал все кабинеты, часами сидел на первом этаже, улыбался детям (вообще был один из самых улыбчивых и доброжелательных людей того времени, что я запомнил), умолял взять его обратно, обещал, что больше не будет пить. Взяли, а он опять спился. Его опять уволили и он опять сидел неделями возле школы и караулил учителей, завуча, директора, чуть ли не на коленях умоляя дать ему работу. Потом пропал. В то время детям это всё казалось очень смешным.

По обществоведению мы разбирали разницу между коммунизмом и демократией. Коммунизмом называлось «когда в магазине мало продуктов, но всё можно купить», а демократией «когда продуктов много, но денег чтобы их купить нет». На таком примерно уровне мы обсуждали что из этого хуже.

Географичка была молодой, красивой и с огромными сиськами. Я был в неё влюблен, и как и все мелкие мальчишки, выражал свою влюбленность отвратительным поведением. Я забирался под парту и заглядывал ей под юбку, срывал уроки, орал, говорил ей, что женюсь на ней когда вырасту, бил её по заднице при классе, несчетное количество раз она вызывала директора только из-за меня одного. Мне тогда было лет 11. Потом она стала глубоко верующей, стала ходить в платке и с прочей религиозной атрибутикой. Иногда мне кажется, что к этому я отчасти приложил руку.

Аналогично было с учительницей по английскому, но уже в возрасте 14-ти лет. Я тогда проявлял чувства уже не так бурно и ярко, но тоже довольно глупо. Отпрашивался в туалет, выкуривал там сигарету, а последнюю затяжку делал уже около класса. Входил в класс и выпускал дым чуть ли не ей в лицо. На её бурное возмущение отвечал высокомерно: «Да мне просто покурить приспичило от нервов, чего ты кипишишься-то?».

Это было примерно то же, почему мальчишки дергали девчонок за косички, просто я шёл дальше всех и не останавливался даже перед учителями. За косички я девок тоже дергал, но так же плевал им в лицо, хватал за задницы, кидал жвачку в волосы, одной девочке разорвал штаны, потянув за задние карманы. Часто говорят, что девочки развиваются раньше мальчиков, так вот я считаю что это неправда: мы с одноклассниками уже в 10-11 лет знали в точности, чего мы хотим от женщины.

Самая большая утрата детства — прогул занятий в день, когда случилась драка между двумя моими одноклассницами, очень красивыми девочками. Как мне рассказывали, они таскали друг друга за волосы, порвали друг на друге кофты и лифчики и дрались прямо в школе тряся голыми сиськами. До сих пор жалею, что не увидел.

Еще один одноклассник однажды наблевал прямо на уроке на парту, упал в собственную блевотину и так и заснул пьяный. Его отстранили от занятий на неделю — он сразу же приобрел огромный авторитет и уважение в среде ребят.

Многим одноклассникам родители давали деньги на булочки, а они покупали на них пиво и сигареты. Мне мама предлагала давать деньги на булочки, но я отказывался. Вместо этого я докуривал бычки, стрелял сигареты и подбирал пивные бутылки из мусорных ведер, допивая из них алкоголь.

Когда я только начал курить, а мне тогда было 14 лет, меня сразу же застукали за этим занятием. Я не растерялся, и сказал маме, что курю уже два года, зависимость у меня очень сильна, и так что бороться с моим курением бесполезно, лучше смириться. Мама сказала, что раз уж курю, то надо, чтобы я курил не дерьмо какое-нибудь, а хорошие сигареты. Она сама стала покупать мне «Парламент» (либо давала деньги на сигареты, точно я уже не помню), но при условии, что не буду раздавать сигареты, потому что они дорогие. В итоге в школе я курил Яву, Приму, Союз Аполлон и Беломорканал, причем чаще всего стрелял, а дома курил Парламент. Когда ребята узнали этот факт, меня стали в шутку называть «жидом».

Примерно в 16 лет я купил у знакомого боевой пистолет. Он скорее всего нашел его где-то в луже, а мне же рассказывал блатную историю происхождения ствола. Я повсюду ходил с ним, а потом этот пистолет у меня отняли менты, когда я им пьяный где-то размахивал на людях (патронов к нему у меня не было). Просто посмотрели  пистолет и отняли — не составляли ни протокола, ничего. Обычный такой гоп-стоп, где менты меня по сути ограбили. Видимо, ценность обладания личным стволом с точки зрения денег и карьеры для патрульного была выше, чем возможное заведение уголовного дела в отношении подростка.

К окончанию школы я уже окончательно связался с блатной компанией, и одноклассников не признавал за достойных людей, считая, что моя карьера будет пролегать через зоны и авторитет братвы. Из этих соображений даже не пошел на выпускной бал. Выпускной тогда позиционировался не столько как «вступление во взрослую жизнь», сколько первая взрослая пьянка. Хотя пили все и до этого и намного раньше, в том числе самую дешевую водку, в том числе и с учителями. В основном это происходило в загородных поездках с классом, в которых я так же никогда не участвовал.

Каких-то радостных воспоминаний о школе у меня не осталось. Аттестат я потерял. Когда школу сносили, то в последний день, пока полуразрушенное здание еще стояло, я пробрался на территорию и обоссал там вместе с бывшими одноклассниками всё, что позволяли обоссать наши мочевые пузыри. Честно говоря, немного стыдно. Мне тогда уже было примерно в районе 23 лет.

Дворовая компания у нас была многонациональной, но о национальности никто не думал. Никакого даже намека на национализм в детской среде не было. Мы знали, что Эльдар, Иса и Риад азербайджанцы, Олег грузин, Артур армянин, Юля еврейка, а Диляра и Неля вообще не пойми кто, не говоря уже о Нубарике, но нам это было неважно — мы все ощущали себя равными, одинаково учились в школе, гуляли в одной компании, дружили все вместе.

Какие-то национальные стереотипы и вражду закладывали в голову вначале взрослые (именно от них дети узнавали такие слова как «жид» или «хач» и чем это плохо), а затем субкультура. Появились скинхеды и расистски настроенные футбольные фанаты, которых было хоть и немного, но тем не менее само их существование заставляло говорить нас о расовых вопросах. Вероятно, всё это было и раньше, но для нас это стало известным в возрасте 11-ти лет. Тогда чистота расы касалась только негров, которых на самом деле было днем с огнем не сыскать и рэперов, которые слушали «музыку черных», а среди самих футбольных фанатов и скинхедов было полно кавказцев и азиатов — отдельным скинхедам это казалось неприемлемым, но в целом это была нормальная ситуация. Тот же азербайджанец, с которым я дрался, выступал за чистоту белой расы, относя себя однозначно к белым. Опять же потому что это было модно у футбольников и никто не видел в этом противоречия — в действительности все этносы и расы, кроме негров, которых никто никогда не видел, были едины.

Первые ощутимые ксенофобские настроения среди детей нашего района и подростков в отношении именно кавказцев начали возникать, когда в Москву стали приезжать беженцы из Чечни. Именно по тому что я видел во дворе, я запомнил две волны беженцев. В первой волне были в основном женщины и маленькие дети — забитые нищие люди, живущие в каких-то видимо совершенно нечеловеческих условиях. От них воняло, их одежда была грязной, они избегали общения с кем-либо. Не знаю как к ним относились взрослые, но дети знали, что они «воюют против русских», плюс они были очень удобной мишенью для травли. В школе травили детей за бедную одежду и смешную фамилию, а тут подвернулись вообще идеальные объекты для преследования — нищие женщины и маленькие девочки, которые никогда не смотрели в твою сторону, общались очень тихо, были совершенно безобидны, часто от оскорбительного выкрика сразу поспешно скрывались из виду, никогда не смели сказать тебе слова. Помимо простого удовольствия от травли того, кто слабее нас, мы ощущали в этом справедливость — ведь они были нашими военными врагами, как мы тогда считали. Стыдно, но я в этом тоже участвовал.

Вторая волна чеченских беженцев была уже совсем другой. Наши ровесники, чеченцы лет 14-16 открыто говорили, что нас презирают, что мы свиньи, бывало лезли в драки, хотя физические конфликты были очень редки — они умели ставить себя так, что все в округе знали, что они сильнее, и с ними просто боялись затевать реальные конфликты. Драки русских между собой случались в десятки раз чаще. У новых чеченцев было много денег — всем было известно, что они платят взятки в школе и ментам, о чем сами же они и  рассказывали не без доли пафоса. Они ставили себя в оппозицию абсолютно всем — их ненавидели все национальности. Общались конечно, вращались в одной компании, но в то же время и боялись. Физически они были гораздо сильнее любого из нас и гораздо агрессивнее, но перед их агрессией практически все пасовали. Дружбу они водили только с парочкой крайне отмороженных русских типов, которые впоследствии отправились топтать зоны за убийства. Прямых стычек с чеченцами никогда не было кроме каких-то отдельных конфликтов, но то что они презирали нас, а мы их — это было фактом.

Показательным был случай, когда в США взорвали башни-близнецы. Сразу после этого чеченские дети принесли в школу букеты цветов, всем встречным девушкам дарили розы, разливали шампанское и радовались тому, что «их браться покарали неверных собак». В это же время что футбольники, что скинхеды, всё так же продолжали презирать негров и рэперов, угрожающих чистоте расы и не обращая внимания на чеченцев.

Если вспоминать именно об 11 сентября, то представлять чеченцев однозначными террористами, а остальных детей искренними гуманистами было бы тоже не верно. Если после взрывов на Каширском шоссе все были напуганы, то с каждым новым терактом и обсуждением его в прессе среди нас росло понимание, что быть взорванным шансы на самом деле куда ниже, чем попасть под колеса или нарваться на пьяного беспредельщика с ножом. Кровавые новости на ТВ к тому моменту стали восприниматься скорее как продолжение голливудских боевиков и захватывали дух, нежели пугали или вызывали сочувствие. А американцев к тому же многие не любили, хотя опять же никто с ними никогда не сталкивался.

После взрывов в школе ходили восторженные обсуждения вроде «А видел как тот чувак смачно из окна полетел?», «Так клёво она обрушилась! Офигенно!». Такие мысли высказывали не все, но многие. Я сам когда смотрел как самолеты летели в небоскребы, смотрел это скорее как боевик, а не как трагические события. Я подсознательно даже ждал, чтобы рухнула вторая башня, да как можно с большим количеством обломков, а лучше бы еще какие-нибудь самолеты свалились бы куда-нибудь. Такой сюжет был бы куда более захватывающим. На кадры в телевизоре я смотрел с тем же разрушительным энтузиазмом и восторгом, с каким я бегал смотреть как сносили старые дома. А через несколько дней я узнал, что в небоскребах погибла знакомая, хотя и это большого впечатления на меня не произвело.

Такие мысли вряд ли были у меня из-за того, что лично я был плохой — подобное высказывали очень многие дети. И не факт что это было связано со спецификой времени или окружающей действительностью — еще когда в относительно счастливое время начальной школы у нас умерла одноклассница от какого-то врожденного заболевания, многие дети на этот счет шутили и прикалывались. Взрослые это воспринимали гораздо серьезнее и старались помочь семье девочки, но дети были либо равнодушны, либо веселились, хотя это была наша одноклассница и подруга. Некоторые переживали, но таких было очень мало. В нас просто не было развито никакого чувства гуманности и близости другим людям — мы на тот момент еще не успели этому научиться из своего личного жизненного опыта, да и вообще что такое смерть наверное не очень понимали.

Так же я очень радовался, когда стреляли из танков по Белому дому. Тогда я был еще совсем маленьким и учился во втором классе, но это одно из самых светлых моих воспоминаний о детстве. Во-первых, мне нравились сами танки и стрельба. Во-вторых, у нас отменили занятия. Самих событий я тогда не понимал (и не уверен, что вполне понимаю сейчас), но то что не надо было ходить в школу, мне очень понравилось. Я испытывал такую же точно радость при любых заморозках или эпидемиях, да и вообще любой намек на неприятности национального масштаба всегда воспринимал с большим энтузиазмом.

Впрочем, в то же время, я зачем-то уговаривал родителей идти на протесты, и уговаривал их взять меня туда тоже. Зачем и за кого я тогда был — не знаю. Вероятно какие-то детские патриотические образы в голове подсказали, что надо быть со всеми людьми. В итоге так никуда мы и не пошли. Но главной эмоцией конечно была радость от того, что не надо учиться.

А еще я был октябрёнком. В конце первого класса меня посвятили в октябрята и дали значок. Я всегда стеснялся любых украшений — у меня никогда не было ни колец, ни цепочек, ни часов, и уж тем более никаких значков. Сразу после посвящения, как только вышел из актового зала, я первым делом стыдливо выкинул значок в мусорное ведро.

За лето атмосфера в школе поменялась, и об октябрятах, о значке и о том, что нас готовили в пионеры, никто больше не вспомнил.

This work is licensed under GPL - 2009 | Powered by Wordpress using the theme aav1
SEO Powered by Platinum SEO from Techblissonline